Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Отсчет

Функционеры мироздания  видимо посовещались,  решили, что мало мне горя и  пришла наконец пора  активизировать свои действия.   Их можно понять. Потерю единственного близкого мне человека я пережил.  Из больницы, куда меня они запихали, я выполз. Сломанную ногу обвязал потуже тряпочкой, а на давление просто плюнул и продолжил нагло зарабатывать деньги на лечение челюсти. То есть на все звоночки свыше о том, что пора уже прекратить трепыхаться и лезть на рожон  я просто поплевывал. Такое может вывести из себя даже бога.

Очередное решение высшего света  о моей дальнейшей судьбе материализовалась в виде неряшливой бумажки от ЖКХ, засунутой под дверь квартиры. В документе, подписанном неким техником, сообщалось, что коммунальное терпение лопнуло, и  ведомство  полно решимости  повесить убытки  от мокнущей на лестнице стены лично на меня. В конце недвусмысленно угрожали судом, дескать, мало тебе  парень не покажется.

Видимо по замыслу моих  небесных кураторов терпение мое тут наконец должно было  лопнуть. Мне очевидно следовало завыть, постучаться головой об стену и уйти в  такой запой, из которого я бы уже не выбрался.
Но я и тут проявил упорство, за которое  ясный мой свет меня очень не любит. Вместо винного я отправился в строительный. Совершил массовую закупку стройматериалов и в три дня устранил даже намек на возможность течи в своей квартире.  Бетонировать стенки, раскреплять пластиковые панели и менять трубы в ванной, имея в активе сломанную ногу, было мучительно сложно, спасало только  то, что падать было особо некуда. Несмотря на то, что я наелся таблеток, в глазах пару раз темнело, сердце стучало бешено, но я довел все до конца, включая вынос мусора и мытье полов во всей квартире.  В результате ванная заблестела дивной красотой и сама мысль о том, что тут может иметь место утечка, показалась бы кощунственной даже отъявленному водопроводчику.

Техническая сторона борьбы со свиньей жизни была закончена и я перешел к социальной.  В течение дня я  с помощью методов социальной инженерии раздобыл телефоны всего ЖКХ,  начиная от диспетчера до главного инженера. Я дозвонился до всех.  В своей хорошо продуманной речи я гневно отметал саму возможность течи в квартире, обвинял ЖЭК в аварийном состоянии стояков, которые полностью находятся в их зоне  ответственности,  и требовал комиссии для  составления акта о реальном положении дел. Набрался наглости и пригрозил защитить свои права  заявлением в прокуратуру.  Напуганные размахом событий, властелины водопроводных труб  и повелители мусорных бачков комиссию пообещали выслать.

Однако, вместо ожидаемой группы затхлых теток со строго поджатыми губами и небритых молодцев в спецовках,  в квартире робко нарисовался пожилой и замученный жарой дядька.  Дядьке было продемонстрировано сияющее  великолепие ванной  и налито пива из холодильника.   Комиссия покурила со мной на кухне, развела мозолистыми руками и признала, что претензии ко мне беспочвенны. Вот так.

Правда, свой кусок добычи мироздание все-таки урвало. Дело в том, что в стенном шкафу у меня хранилась такая фаянсовая хрень, которой закрывают трубы под раковиной. Эту фигню, размером в метр и соответствующего веса, кинула мне с барского плеча одна женщина,  умеющая дарить  вещи, которые жаль выкинуть на помойку. Ну, так вот она сорвалась с насиженного места (хрень, а не женщина) и фактически раздробила мне последнюю здоровую ногу. Выглядело это сначала страшно, но потом я приложил к жуткой опухоли льду, обвязал и эту ногу тряпочкой и  все обошлось. Надеюсь что дарительница, несмотря на тысячи разделяющих нас километров,  обо мне вспомнила, потому  что я в этот день (26 июня) вспомнил о ней тоже.

Завершу я эти веселые картинки вот чем. Я знаю, что если мироздание всерьез решило угробить человека, то оно это сделает.  Я знаю даже как именно оно это сделает и когда это произойдет.  Вскоре после нового года. Так что у меня есть еще время вырвать чортовы зубы,  доломать проклятую челюсть и предстать перед создателем во всей красе.

Точка сборки

Неизвестно почему, но жизнь моя давно уже проходит под знаком петербургской телевышки. Как она умудряется торчать, что я вижу ее из любой точки города мне не понятно, но это так. За день я натыкаюсь на нее взглядом  раз пятдесят. Дошло до того, что пытаюсь разговаривать с ней, как с приятелем, когда выхожу курить на работе. Здороваюсь, интересуюсь здоровьем, спрашиваю, как вообще дела.
 До шапочки из фольги дело пока не дошло, но иногда мне приходит в голову, что и она за мной посматривает.  Думаю, дело тут в том, что  эта вертикаль доминирует над городскими крышами и не я один на нее смотрю.  А она просто добросовесно выполняет свою антенную работу - проецирует принятые взгляды  и направляет их потребителю.
Я ее за это сегодня сфотографировал. Пусть знает.

Да

В следующую субботу (12 марта) наш уважаемый учитель проводит мастер-класс по тайчи и дыханию позвоночника.  Это только для тех, кто в Питере, потому как занимаемся мы в Пушкине.
Я конечно буду, поэтому те, кто сильно робкий или нерешительный могут писать в личку. Встретимся и доедем вместе.
Обещаю, что подсечек, бросков через бедро  и дюймовых ударов не будет. А вот интересного про свое здоровье и жизнь узнаете много. Ну, и сами попробуете.
Форма одежы простая - спортивные штаны, футболка, легкие тапочки на ноги.
Бесплатно, это важно.  Начало в 12. Информация здесь.

Полоса отчуждения

Самая гнусь и дрянь вылезает из людей в очереди, стоящей за диагнозом. Во-первых всем страшно, эта липкая печать лежит на лице у каждого, кто присел на белую скамью посреди полосы отчуждения. Многим больно и видно, как эта многодневная боль каждому уже подула в лицо, сделало его привычным к тому, что уже по хозяйски в нем расселось.
Говорить такими людьми очень трудно, они замкнуты на себя.  Все что им нужно, это шагнуть за белую дверь, где их ждет не дождется приговор ходить и дальше из двери в дверь, пока за ними не закроют последнюю.
Почему то всем некогда, хотя очевидно, что спешить уже глупо.
И вот с такими людми я сыграл в орлянку прямо в коридоре первого меда. Так получилось, что всех четырех соискателей приговорили к одному времени. Дело отчетливо запахло пироклислином, потому как в этой очереди нервы у всех на пределе. В какой то момент стало очевидно, что за белую дверь попадут не все.
Поясню, что очередь состояла из какой-то затхлой тети, которая сидела, обхватив голову руками, и раскачиваясь в такт приступам боли, позеленевшего деда  с речевым недержанием и молодого парня с ноутом.
-Так, сказал я,  вставая.
-Бабу мы пропустим вперед, потому как мы мужчины, а ей больно, приговорил я.  Остальных разыграем.
И я натурально бросил три раза два рубля монетой на линолеум пола, разыгрывая очередь.  Выпало мне и деду. Баба первая сгинула за дверью, без всякого намека на спасибо. Дед напротив вдруг тяжко замолчал, и отчетливо выдавил неожиданное, спасибо.
 Парень молча поднялся и ушел. Молодости и мускулов у него бы хватило, чтобы поспорить.
Плохо мы все-таки знаем свою аудиторию.

Приходя не радуйся, уходя не грусти

Уезжать неохота, но надо. Что-то вроде последнего шанса. Поэтому со скрежетом зубовным собираются шмотки, напихивается барахлом нужным и не нужным сумка. Попробуем. Что из этого выйдет будет ясно на следующей неделе. Или неясно, что может быть даже и лучше.
В конце концов  все должно быть хорошо. А если пока что-то нехорошо, значит я просто не дошел до конца.

Он чего-то там сложил

В голове одни цифры столбиком и вихрем. Ну, еще даты. Десятого получить десятку, семнадцатого отдать двадцать пять. Подводится черта, после которой пронзительно ясно, что на две недели останется мучительных десять. Ну ничего, картошка, селедочка из пластика. Проживем.
Зато из мутного вихря столбиков все явственнее вырастает призрак горячего ветра, несущего песок вдоль пляжа. Там еще город какой-то видится, горы качаются и падают в столбах дрожащего от жары воздуха, но это все ерунда.
Главное, в этом месте ветер рвет парус из рук с такой силой, что  тяжело больному этим делом человеку становиться плевать на все числительные.
Заодно он начинает плеваться на все определения, причастные и непричастные к этому  делу обороты.  От всех щедрот русского языка  сейчас  в голове вычислителя осталось только одно слово. Жить с ним конечно невозможно, но и подохнуть не выйдет.
И хрен вы догадаетесь, что.

Уверовал

 Сегодняшний день начался с липкого ужаса, который явился ко мне еще ночью. Ночью во сне  мной всерьез занялась толпа осклизлых вурдалаков, совавших в меня заточки.  Я в ответ махал их руками, но сами знаете,  что толку от этого во сне нет.

Прекрасное пробуждение ознаменовалось не менее прекрасным открытиями. На кухне не оказалось даже окурков.  В  холодильнике бутыль с газировкой оказалась пуста, как может быть пуста только  бутыль утром. Мало того, внутри меня поселилась какая -то жесткая гадюка. Лежать с ней было невозможно. Попробовал встать.

Попробовав,  понял, что  это  еще не все новости. Настоящие новости появились, когда выяснилось, что, что руки ноги отказываются служить.  То есть напялить халат и сполоснуть морду было еще можно. Пройти по коридору уже нет, натурально валяло.

Решать проблему пришлось комплексно. В этих рамках я затянул себя джинсами и вывалил  в темную ночь. Слава богу, в этой  народной песне симонова  и в семь утра торгуют сигаретами и водой. Гадюка внутри шевелилась, но идти было можно.

Приобретя нужное, я вернулся к делу. А дело это довольно жестокое. Прикол в том, что стране нужны  с утра новости. Зачем это стране  никто не знает, но закон это жесткий. При этом никому нет дела до того,  сколько на часах времени, и может ли  изготовитель продукта  самостоятельно передвигаться. Подразумевается, что может.

Производитель трудился часов до трех,  все было сделано. И тут на меня вдруг  свалился благодарный,  спасительный сон. Слушайте, я там даже на конях каких -то скакал по лугам, ну и прочее в том же духе.

И главное - встал здоровым.

Ничем другим, как рождением сегодня  спасителя, я объяснить эту штуку не могу.

Есть варианты

Общеизвестно, что в мозгу автора любых строк бесчетно щелкают варианты их написания. Я приглашаю желающих испытать муки творчества. Вот например общеизвестный оригинал:

Здесь вам не равнина, здесь климат иной

А вот щелкают в моей бедовой голове варианты

1. Здесь вам не равнина и горы не здесь
2. Здесь не эскалатор, но можно упасть
3. Тут вроде не горы,  и климат - говно
4. От наших усилий  камни летят
5. Кавказ не диван, полежать не дадут
6. Сейчас опрокинусь, лететь далеко
7. От климакса женщины скалы грызут

Желающие опробовать себя, могут потренироваться  Вбрасываю общеизвестное:

 Мой маленький плот, свитый из песен и слов

Бей, бубен бей

Да, человек слаб. Только вот зачем мне об этом говорить, так будто у меня нет выхода и остается  только орать, как прищемленная кошка.
Да, у меня нет выхода. Только его ни у кого нет. И вот зачем мне это показали, будто я сам и не знаю, как бывает.
Да я буду теперь орать, потому что мне сделали больно.
Теперь я буду наигрывать идитскую мелодию., которую слушали  уже много и многие, но им это не помогло
Такое ощущение будто меня прогнали сквозь строй.
Что и остается.

Не пиздите, а то улетите

Вот, что бывает, когда отвечаешь на короткий вопрос интернет знакомой и увлекаешься.

Собственно ее вопрос звучал так:

«Кто кого будет ебать, если  мужик осмелиться завести отношения с сильной и самодостаточной женщиной?»

Тут на меня накатил потный вал вдохновения, и я принялся пиздеть. В сценах, чтоб было понятно, участвуют девушка по имени Лиза и мужчина, которого назовем Д.А.

Ты не оставила ему пространства, где он может себя проявить как мужчина. Конечно, чего ему теперь делать. Смотри, чего я предлагаю. Сыграем с ним такую штуку...

Итак, кино. В зале медленно вечереет. Звучит охуенно талантливая музыка

Сцена1
Приятный вечер. Лиза с ДА гуляючи беседуют об высоком и прекрасном.
- Художник, это обнаженный нерв, сообразующий истерику творца с потребой публики,- вещает ДА
- Искусство есть искусство, - несогласно поднимает тонкую бровь Лиза.
Раздосадованный ДА отходит к лавке , купить Лизе букет белых роз.

Сцена 2
Появляется затрушенный но чертовски энергический дедушка со следами порока на лице и отпечатком ботинка на спине. (это буду я). Нехорошо усмехаясь, гад объясняет Лизе все радости немедленного с ним совокупления на заплеванной лавочке. Хватает за сиськи, издавая при этом булькающие звуки и распространяя сложное благоухание пивной бутылки и птичьего двора. От вожделения он пускает носом большие сопливые пузыри.
Девушка, помертвев, слабо пищит,
- Дима, Дима !!!


Все мне на работу пора Потом допишу

Сцена 3
В кадр входит ДА с миллионом белых роз и застает нехорошую сцену в самом разгаре. Хорошо видно как на лице его немой вопрос «это что за нахуй?» сменяется бессмысленной улыбкой Бодхидхармы. Падают, бесконечно медленно падают белые цветы на асфальт. Бесконечно быстрый аналитик - сан взрывается китайской бочкой пороха.

Раз! - хлещет электрической искрой его кулак в центр негодяйской морды
Два ! - резвая нога сенсея крушит ребра незадачливого уличного сластолюбца
Три! – чистая линия движения мстительной руки мастера замирает в точке смены ян-инь. Сейчас в его кулаке сжата вся энергия этого мира. Еще миг и нечистый отправится в булькающий ад, откуда он и выполз.

Но нет. Эксперт вновь обретает себя. Улыбка Будды сползает с лица Дмитрия – тунчжи и он вновь – олицетворение образа простого аналитика современного искусства.

-Будешь, сука еще к Лизе приставать?- застыл немой вопрос в его бесконечно умных и добрых глазах, обращенных на попранную гадину

- Пардон,- хрипит, разевает жабры и пускает пузыри, раздавленная железными руками сенсея жаба, обнаруживая некоторое знание языка, на котором мостятся в друзья.

Спасенная Лиза робко приникает к ДА. Она бесконечно счастлива, чувствовать рядом с собой эту нежную каменную стену, умный спасательный круг и ласковый денежный мешок.

- А мои цветы?- задает она нелогичный вопрос, вдруг почувствовав в себе женщину.

Не поднимай из пыли, не пей из чужого стакана и не обнажай в таверне – отвечает аналитик, входя в роль покровителя слабых девушков с сиськами и кудрями.
- И не ешь немытых фруктов, добавляет он некстати. Впрочем, настоящей личности простительны некоторые странности…

Чегото начальство рядом трется. Потом допишу

Сцена четыре. Декаданс

Пусть будет комната. Большая светлая комната. Нет не то. Вяло. Пусть будет веранда. И солнце пусть будет. И  чтоб юг и море.

Ну, вот вам веранда на юге.

Она белая вся навылет.  Потому что это  жаркое ленивое лето. Эдак нараспашку окна, ветер играет бриз-бризами, Солнечные толстые зайцы сидят на белом полу, прыгают из хрусталя в фарфор на накрытом столе. Море конечно рядом, как без него.  Без моря вообще никак.

Входит ДА, на нем, чтоб вы видели лучше белый полотняный костюм, оттеняющий средиземноморский загар.

- Маа подавайте,-  говорит он нетерпеливо и принимается срезать верхушку яйца, под которой таится оранжевый желток, принимается за  утреннюю жизнь, за хрустящие хлебцы, апельсиновый сок  и Financial, ложащуюся под руку, когда приходит время чашки утреннего кофе.

- Отчего Лиза не выходит к завтраку, - рассеянный взгляд блуждает между низким вырезом блузка Маа и  путаницей биржевых сводок . Истина ускользает . Она где-то там, по середине.

- Мадемуааль, сказала, что у нее мигреннь,- неправильные ударения только придают  тайные прелести нежному тайскому языку и отчаянно покорным глазам.

- Ох уж мне эта мигрень, отчего ее не бывает у тебя, Маа,  газета ложится рядом с пустой чашкой.

- Я не знайе,- смеются в ответ две полные, раскосые чашки кофе.

- Ладно, полотняная пара уже решительно по дневному поднимается от стола стучит каблуками по лестницам и переходам прохладного дома толкает навечно незапертую дверь.

-Лиза... уже утро

- Оставь,-  тонкая рука мечется среди неровных обрывков бумаги и вороха сухих листьев на столе.  - Здесь всегда моя ночь, я так хотела. Не надо мне мешать, милый.

- Я не хотел тебя тревожить, - голос ДА теряет утреннюю уверенность,

-Но вот тот счет, что вчера принесли...

-Что счет, - роняет Лиза и продолжает взволнованно. - Ты не замечал, что слова и краски имеют вкус, словно рюмка абсента,- разглядывает Лиза тайну своего отражения в зеркале. Иногда они звенят хрусталем сухого шампанского. Иногда они имеют такой странный вкус..

- А твое слово...оно… Ну,  как тебе сказать. Оно словно глаза нашей Маа.  В нем дурное послевкусие.

-Я оплатит тот счет, Лиза -  повторяет ДА

- Милый, милый ДА, как славно что ты не забываешь заботиться о мне,- руки Лизы перебирают девичьи безделицы на столе перед зеркалом, скользят над флаконами с духами, ворохом цыганских шалей и бус,  а  голос ее все дальше. Вот он вышел из залитого солнцем дома. Простучал каблучками по набережной, где тесно от мачт рыбацких судов, выцветших под солнцем рыбацких блуз, ссор за улов на набережной, политых кровью рыб и красным вином и полетел над вечной зеленью моря.

-Я оплатил тот счет лиза, вздыхает море голосом ДА. Я заплатил.

-Это не важно, отвечает Лиза летящая

Но важно именно это.

Собственно я хотел устроить подставную драку на улице. И чтоб он ее спас, отвоевав свое место рядом с самодостаточной женщиной. Бабы любят драки из- за них самозабвенной нерассуждающей любовью. А мне бы за это немножко денег бы дали. Так я планировал.

   А получилась какая то хуйня. Увлекся