Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

На час жизнь удалась

Вчера  с приятным удивлением обнаружил, что Петербург действительно имеет  признаки культурной столицы.  Дело в том, что питерские знатоки и любители живописи затеяли провести в "Петербургском художнике" культурное мероприятие со стильным названием
"Дегустация эмоций".

Целью устроителей было порадовать себя любимых общением с потенциальными и кинетическими любителями живописи и провести пару часов под сенью муз в приятной атмосфере. Особую привлекательность этой затее придало то, что сухой рассказ о достоинствах выставленных картин  предполагалось  сопровождать дегустацией целой коллекции сухих вин, вкус которых по замыслу организаторов этого действа совпадал с эмоциями от визуального ряда.

Видимо по ошибке, в список приглашенных попал и я. Решено было пойти.  Купился я конечно на возможность прикоснуться к той части прекрасного, что наливается в бутылки. Причем шел я на это мероприятие со своеобычным чувством  горящей неугасимым огнем ненависти ко всему окружающему и к себе самому. По дороге  встречный мордотык  вдоль черной и вздувшейся Мойки добавил злости и агрессии и в особняк я вступил очень даже в тонусе. Хамские тезисы об убогом несовершенстве мира вообще и культуры в частности уже готовы были сорваться с языка, Дополняла их моя  хмурая, кривая морда и волчий взгляд человека, которому  нечего терять.

Но вся эта стальная решимость начала таять как только я ступил под гостеприимные своды.  Судите сами - благородные стены старинного особняка, где квартируют художники, сразу смягчают сердце, это вам не станция метро "пролетарская". Все залито ярким светом, как я люблю. Юноша бледный в углу  legato (слава богу) извлекает из виолончели довольно приятные звуки.  Расслабляющую атмосферу дополняет приятная глазу публика от которой я уже отвык. Накрытый стол и готовая к бою винная батарея радуют глаз и вот уже милая девушка спешит (!) ко мне с бокалом, сообщая на ходу, что  с хорошим глотком  живопись воспринимается лучше.

Слегка оттаяв, и глотнув для верности еще раз, я решил все же заняться делом. Была поймана и мобилизирована в целях восполнить мой пробел в области живописи искусствовед Маша. К задаче ликвидации пробела я подошел системно и мы подробно рассмотрели все присутствовавшие жанры -  пейзаж,  портрет и натюрморт на предмет  умения найти в них те достоинства, которые  скрыты  неопытному глазу. Кстати узнал довольно много нового о цвете, композиции и прочих  неизвестных мне штуках.

Между тем мероприятие шло своим чередом. Нас подводили к очередной картине, рядом с которой стоял столик с бутылками, предлагали глотнуть, после чего желающие могли высказатся на предмет соответствия вкуса вина впечатлению от полотна. Не могу сказать, что был согласен с большинством ответов, но право на существование такие высказывания думаю имеют.

И тут я отбился от стаи, поскольку мгновенно познакомился с интересным мужиком, чьи образные выражения говорили о незаурядности натуры, как минимум. Мужик (лет 70, но выглядит молодцом) оказался знатоком питерской богемы и мы зацепились языками почти на час. Посыпались известные и не очень имена питерских художников, актеров, писателей. Много узнал о том кто с кем пил, спал, скандалил и кто у кого какую картину или роль  украл. Если добавить к этому потоку  уникальной информации о привычках и странностях в поведении представителей творческой интеллигенции  довольно злой юмор рассказчика, умение к месту цитировать  незнакомые мне  стихи и образную речь, то станет понятно, что отпустил я его не скоро. Давно я не вел таких легких и приятных бесед с умным и знающим человеком. Это вам не рассказ о проблемах контейнерных перевозок.

Время вообще пролетело незаметно. Случайно глянув на часы, я с удивлением обнаружил, что уже девятый час и видимо пора и честь знать.
Распрощался с новыми знакомыми. Не удержался,  глотнул на дорожку и откланялся.  Домой я шел с легким сердцем и  непривычным чувством умиротворения, за что спасибо " Петербургскому художнику". Привести меня в хорошее настроение задача не из простых. По себе знаю.

У папы был веселый гусь

Иногда, скучая в ожидании начала тренировки, я шастаю по коридорам школы, в спортзале которой мы занимаемся. Изучаю зловещие предостережения завуча М. Епилова насчет соблюдении смены обуви учащимися и их родителями в вестибюле. Скверно радуюсь назначению В. М. Карачковой классным руководителем 6 Б класса. Трепешу, читая грозные распоряжения о необходимости экономии электроэнергии. Впитываю тяжкий запах вымытых паркетов, энергетику крашеных стен, безвыходность бесчисленных дверей.

Давеча ожидание мое было скрашено стендом, на котором выставлены акварельные шедевры учащихся, не сумевших увернуться от участия в изоконкурсе «Мои родители». Некоторое время я тихо радовался фантазии и мастерству начинающих модельяниновых и пикассовичей, но тут глаза мои влипли в полотно никак не названное. Шедевр заинтриговал не на шутку и в моей бедовой голове мгновенно сложилась рецензия на это пронзающее   произведение. Для того, чтобы оно  осталось в моем сердце навсегда, я щелкнул его телефоном.

Рецензия ниже

Картина, на мой взгляд, тревожная. Я это вижу так. Туловище стремительно взлетающего папы уже скрылось за горизонтом, в кадре остались только желтые ноги. То, что это ноги, понятно из самых общих соображений. Вглядитесь сами, и у вас не останется сомнений. Принадлежность ног также очевидна, благодаря вразумляющей надписи на одной из них. Пугающий крен тела папы вправо заставляет томительно сжиматься сердце и гадать, что произойдет с этим ракетоносителем в следующие секунды полета.

Теперь гусь-перехватчик с сумочкой. Тело его напряженно вытянуто наперерез ногам папы, крылья лихорадочно работают. Очевидно, что он спешит за внезапно взлетевшим папой, с целью дозаправить его или  доставить ему на орбиту необходимые после такого бурного старта лекарства.  Глубина стремительно развертывающейся трагедии  умело подчеркнута багровым отблеском на волнах. Впрочем, может это просто блик от папиного выхлопа на асфальте  взлетной полосы.

Чрезвычайность ситуации умело подсказана зрителю окрасом самоотверженной  птицы и смелым  дизайном сумочки, что в ее клюве. И то и другое вызывает ассоциации с каретой «Скорой помощи». Внимательный наблюдатель отметит, что содержимое сумочки подозрительно напоминает бутылку пива с пробкой. Видимо именно это снадобье, по мнению, хорошо знающего повадки папы гуся, надежно излечивает последствия резкого старта за линию горизонта.

В целом автору удалось раскрыть картину сложных взаимоотношений папы, имеющего вредную привычку мощно стартовать с креном  в самых причудливых направлениях, и его достаточно благожелательно настроенного крылатого друга, готового вылететь вослед с бутылкой пива в любую точку земного шара.

Мы - команда

Давеча получил от своего партнера по организации совместной конференции текст, рекламирующий наше мероприятие. Завершала шедевр такая фраза. Цитирую:

…Камин погас, и я не вижу в этой серой мгле - почему так странно трясутся твои плечи: смеешься ты или плачешь?

Все это дело он опубликовал, ни у кого не спрашиваясь, где мог. Слава богу, это было в основном его собственное мусорное ведро и моя почта. Все остальные информационные ресурсы автору вежливо отказали

Прочитав почту, я встал и сказал вслух несколько слов о рекламе и ее авторах. Незачем приводить их здесь. Коллеги сочувственно заржали. Могли позволить себе такую вольность, поскольку за результат этого дела отвечаю я, а не они.

Я бы конечно мог  рассказать об этом эпизоде подробнее. Например, как отреагировала на текст фонтанка, которая слегка причастна. Или что сказали наши модераторы, обязанные по своей нелепой доле, читать все, что вываливают нам за день. Но мне неохота. Я устал от человеческой глупости до такой степени, что мои плечи, образно говоря, странно трясутся.

Да и камина у меня, в отличии от удачливых придурков, нет. А без камина, хрен разглядишь, над чем я там  в темноте трясусь.

Интересующимся поясню.
Мероприятие называется:  Международная конференция "День финской логистики в Петербурге". Назначено на 22 мая.
Будем, бля рады вас видеть.

Не пиздите, а то улетите

Вот, что бывает, когда отвечаешь на короткий вопрос интернет знакомой и увлекаешься.

Собственно ее вопрос звучал так:

«Кто кого будет ебать, если  мужик осмелиться завести отношения с сильной и самодостаточной женщиной?»

Тут на меня накатил потный вал вдохновения, и я принялся пиздеть. В сценах, чтоб было понятно, участвуют девушка по имени Лиза и мужчина, которого назовем Д.А.

Ты не оставила ему пространства, где он может себя проявить как мужчина. Конечно, чего ему теперь делать. Смотри, чего я предлагаю. Сыграем с ним такую штуку...

Итак, кино. В зале медленно вечереет. Звучит охуенно талантливая музыка

Сцена1
Приятный вечер. Лиза с ДА гуляючи беседуют об высоком и прекрасном.
- Художник, это обнаженный нерв, сообразующий истерику творца с потребой публики,- вещает ДА
- Искусство есть искусство, - несогласно поднимает тонкую бровь Лиза.
Раздосадованный ДА отходит к лавке , купить Лизе букет белых роз.

Сцена 2
Появляется затрушенный но чертовски энергический дедушка со следами порока на лице и отпечатком ботинка на спине. (это буду я). Нехорошо усмехаясь, гад объясняет Лизе все радости немедленного с ним совокупления на заплеванной лавочке. Хватает за сиськи, издавая при этом булькающие звуки и распространяя сложное благоухание пивной бутылки и птичьего двора. От вожделения он пускает носом большие сопливые пузыри.
Девушка, помертвев, слабо пищит,
- Дима, Дима !!!


Все мне на работу пора Потом допишу

Сцена 3
В кадр входит ДА с миллионом белых роз и застает нехорошую сцену в самом разгаре. Хорошо видно как на лице его немой вопрос «это что за нахуй?» сменяется бессмысленной улыбкой Бодхидхармы. Падают, бесконечно медленно падают белые цветы на асфальт. Бесконечно быстрый аналитик - сан взрывается китайской бочкой пороха.

Раз! - хлещет электрической искрой его кулак в центр негодяйской морды
Два ! - резвая нога сенсея крушит ребра незадачливого уличного сластолюбца
Три! – чистая линия движения мстительной руки мастера замирает в точке смены ян-инь. Сейчас в его кулаке сжата вся энергия этого мира. Еще миг и нечистый отправится в булькающий ад, откуда он и выполз.

Но нет. Эксперт вновь обретает себя. Улыбка Будды сползает с лица Дмитрия – тунчжи и он вновь – олицетворение образа простого аналитика современного искусства.

-Будешь, сука еще к Лизе приставать?- застыл немой вопрос в его бесконечно умных и добрых глазах, обращенных на попранную гадину

- Пардон,- хрипит, разевает жабры и пускает пузыри, раздавленная железными руками сенсея жаба, обнаруживая некоторое знание языка, на котором мостятся в друзья.

Спасенная Лиза робко приникает к ДА. Она бесконечно счастлива, чувствовать рядом с собой эту нежную каменную стену, умный спасательный круг и ласковый денежный мешок.

- А мои цветы?- задает она нелогичный вопрос, вдруг почувствовав в себе женщину.

Не поднимай из пыли, не пей из чужого стакана и не обнажай в таверне – отвечает аналитик, входя в роль покровителя слабых девушков с сиськами и кудрями.
- И не ешь немытых фруктов, добавляет он некстати. Впрочем, настоящей личности простительны некоторые странности…

Чегото начальство рядом трется. Потом допишу

Сцена четыре. Декаданс

Пусть будет комната. Большая светлая комната. Нет не то. Вяло. Пусть будет веранда. И солнце пусть будет. И  чтоб юг и море.

Ну, вот вам веранда на юге.

Она белая вся навылет.  Потому что это  жаркое ленивое лето. Эдак нараспашку окна, ветер играет бриз-бризами, Солнечные толстые зайцы сидят на белом полу, прыгают из хрусталя в фарфор на накрытом столе. Море конечно рядом, как без него.  Без моря вообще никак.

Входит ДА, на нем, чтоб вы видели лучше белый полотняный костюм, оттеняющий средиземноморский загар.

- Маа подавайте,-  говорит он нетерпеливо и принимается срезать верхушку яйца, под которой таится оранжевый желток, принимается за  утреннюю жизнь, за хрустящие хлебцы, апельсиновый сок  и Financial, ложащуюся под руку, когда приходит время чашки утреннего кофе.

- Отчего Лиза не выходит к завтраку, - рассеянный взгляд блуждает между низким вырезом блузка Маа и  путаницей биржевых сводок . Истина ускользает . Она где-то там, по середине.

- Мадемуааль, сказала, что у нее мигреннь,- неправильные ударения только придают  тайные прелести нежному тайскому языку и отчаянно покорным глазам.

- Ох уж мне эта мигрень, отчего ее не бывает у тебя, Маа,  газета ложится рядом с пустой чашкой.

- Я не знайе,- смеются в ответ две полные, раскосые чашки кофе.

- Ладно, полотняная пара уже решительно по дневному поднимается от стола стучит каблуками по лестницам и переходам прохладного дома толкает навечно незапертую дверь.

-Лиза... уже утро

- Оставь,-  тонкая рука мечется среди неровных обрывков бумаги и вороха сухих листьев на столе.  - Здесь всегда моя ночь, я так хотела. Не надо мне мешать, милый.

- Я не хотел тебя тревожить, - голос ДА теряет утреннюю уверенность,

-Но вот тот счет, что вчера принесли...

-Что счет, - роняет Лиза и продолжает взволнованно. - Ты не замечал, что слова и краски имеют вкус, словно рюмка абсента,- разглядывает Лиза тайну своего отражения в зеркале. Иногда они звенят хрусталем сухого шампанского. Иногда они имеют такой странный вкус..

- А твое слово...оно… Ну,  как тебе сказать. Оно словно глаза нашей Маа.  В нем дурное послевкусие.

-Я оплатит тот счет, Лиза -  повторяет ДА

- Милый, милый ДА, как славно что ты не забываешь заботиться о мне,- руки Лизы перебирают девичьи безделицы на столе перед зеркалом, скользят над флаконами с духами, ворохом цыганских шалей и бус,  а  голос ее все дальше. Вот он вышел из залитого солнцем дома. Простучал каблучками по набережной, где тесно от мачт рыбацких судов, выцветших под солнцем рыбацких блуз, ссор за улов на набережной, политых кровью рыб и красным вином и полетел над вечной зеленью моря.

-Я оплатил тот счет лиза, вздыхает море голосом ДА. Я заплатил.

-Это не важно, отвечает Лиза летящая

Но важно именно это.

Собственно я хотел устроить подставную драку на улице. И чтоб он ее спас, отвоевав свое место рядом с самодостаточной женщиной. Бабы любят драки из- за них самозабвенной нерассуждающей любовью. А мне бы за это немножко денег бы дали. Так я планировал.

   А получилась какая то хуйня. Увлекся

Глубоки твои канавы, господи

- А не озеленить ли нам что нибудь, мой друг, художественно ? - спросил приятель приятеля, и тот ответил ему немедленно, видимо слегка задетый вопросом.
- Да как же не озеленить, мон ами. Ты ведь знаешь меня не первый день, слава богу. И знаешь, что в тот день, как я не озеленю чего, так сижу и плачу. А уж совсем мне горько, когда озеленение мое выходит скучно, без отпечатка той божественной игры творца к которой я стремлюсь душой.-
- Так давай приступим к озеленинию немедленно, - в тон ответил ему его друг.
И оба они, с явной неохотой, оторвавшись от созерцания вполне прозаической канавы, темная вода которой несла к заливу осеннние листья, удалились, заботливо поддерживая друг друга на поворотах скользкой тропиники. 
А я, неувиденныий ими и неуслышанный, так остался стоять, пораженный этим диалогом прямо в сердце. Вокруг меня умирал серенький денек, случившийся со мной на берегу финского залива. Было холодно, тихо и как-то навылет прозрачно. Пустые уже дачки летних детских садов смотрели сквозь мокрый лес невесело, а вечные канавы, на берегах одной из которых я и услыщал этот неуместный своей страстью диалог, были печальны, как могут быть печальны только осенние канавы. 
Кто они были, и чего им хотелось так и осталось неизвестным. Пьяными они не были, ручаюсь. Уж, слава богу пьяных я повидал достаточно.
Ручаюсь так же и за то, что произнесенные ими в лесу слова запомнил и записал абсолютно точно.
Подойти и спросить было как-то неловко. А теперь вот жалею, и все думаю - что же это за художественные озеленители были, зачем встретились, что обсуждали.