Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Отсчет

Функционеры мироздания  видимо посовещались,  решили, что мало мне горя и  пришла наконец пора  активизировать свои действия.   Их можно понять. Потерю единственного близкого мне человека я пережил.  Из больницы, куда меня они запихали, я выполз. Сломанную ногу обвязал потуже тряпочкой, а на давление просто плюнул и продолжил нагло зарабатывать деньги на лечение челюсти. То есть на все звоночки свыше о том, что пора уже прекратить трепыхаться и лезть на рожон  я просто поплевывал. Такое может вывести из себя даже бога.

Очередное решение высшего света  о моей дальнейшей судьбе материализовалась в виде неряшливой бумажки от ЖКХ, засунутой под дверь квартиры. В документе, подписанном неким техником, сообщалось, что коммунальное терпение лопнуло, и  ведомство  полно решимости  повесить убытки  от мокнущей на лестнице стены лично на меня. В конце недвусмысленно угрожали судом, дескать, мало тебе  парень не покажется.

Видимо по замыслу моих  небесных кураторов терпение мое тут наконец должно было  лопнуть. Мне очевидно следовало завыть, постучаться головой об стену и уйти в  такой запой, из которого я бы уже не выбрался.
Но я и тут проявил упорство, за которое  ясный мой свет меня очень не любит. Вместо винного я отправился в строительный. Совершил массовую закупку стройматериалов и в три дня устранил даже намек на возможность течи в своей квартире.  Бетонировать стенки, раскреплять пластиковые панели и менять трубы в ванной, имея в активе сломанную ногу, было мучительно сложно, спасало только  то, что падать было особо некуда. Несмотря на то, что я наелся таблеток, в глазах пару раз темнело, сердце стучало бешено, но я довел все до конца, включая вынос мусора и мытье полов во всей квартире.  В результате ванная заблестела дивной красотой и сама мысль о том, что тут может иметь место утечка, показалась бы кощунственной даже отъявленному водопроводчику.

Техническая сторона борьбы со свиньей жизни была закончена и я перешел к социальной.  В течение дня я  с помощью методов социальной инженерии раздобыл телефоны всего ЖКХ,  начиная от диспетчера до главного инженера. Я дозвонился до всех.  В своей хорошо продуманной речи я гневно отметал саму возможность течи в квартире, обвинял ЖЭК в аварийном состоянии стояков, которые полностью находятся в их зоне  ответственности,  и требовал комиссии для  составления акта о реальном положении дел. Набрался наглости и пригрозил защитить свои права  заявлением в прокуратуру.  Напуганные размахом событий, властелины водопроводных труб  и повелители мусорных бачков комиссию пообещали выслать.

Однако, вместо ожидаемой группы затхлых теток со строго поджатыми губами и небритых молодцев в спецовках,  в квартире робко нарисовался пожилой и замученный жарой дядька.  Дядьке было продемонстрировано сияющее  великолепие ванной  и налито пива из холодильника.   Комиссия покурила со мной на кухне, развела мозолистыми руками и признала, что претензии ко мне беспочвенны. Вот так.

Правда, свой кусок добычи мироздание все-таки урвало. Дело в том, что в стенном шкафу у меня хранилась такая фаянсовая хрень, которой закрывают трубы под раковиной. Эту фигню, размером в метр и соответствующего веса, кинула мне с барского плеча одна женщина,  умеющая дарить  вещи, которые жаль выкинуть на помойку. Ну, так вот она сорвалась с насиженного места (хрень, а не женщина) и фактически раздробила мне последнюю здоровую ногу. Выглядело это сначала страшно, но потом я приложил к жуткой опухоли льду, обвязал и эту ногу тряпочкой и  все обошлось. Надеюсь что дарительница, несмотря на тысячи разделяющих нас километров,  обо мне вспомнила, потому  что я в этот день (26 июня) вспомнил о ней тоже.

Завершу я эти веселые картинки вот чем. Я знаю, что если мироздание всерьез решило угробить человека, то оно это сделает.  Я знаю даже как именно оно это сделает и когда это произойдет.  Вскоре после нового года. Так что у меня есть еще время вырвать чортовы зубы,  доломать проклятую челюсть и предстать перед создателем во всей красе.

Наизнанку

Вы будете смеяться, но меня стала домогаться женщина. Беда тут  в том, что мы вместе ходим  на тренировки, от которых я отказаться не могу. Следовательно  и встреч избежать невозможно.
При этом мы довольно давно знакомы,  и кое-что я конечно замечал и раньше. Например в зале она всегда старается занять такую позицию, чтобы быть у меня перед глазами. Старается попасть в пару, когда мы отрабатываем какое- нибудь действие.
Тает и млеет, когда я беру ее за руку.
Впрочем, что я распинаюсь. Представьте себе кошку, которая хочет, чтобы ее приласкали.  Представили, ну вот вам наглядная модель ее поведения. При этом надо понимать, что ей лет  под 50,  она старая, растрепанная и плохо одета. Любовные игры в исполнении таких субъектов выглядят, мягко говоря, нелепо.
До сих пор это было в рамках и я  просто поплевывал на это дело. Мало ли чего там у баб, думаю. Но тут на даму видимо накатила весна и она принялась за дело решительно.  Теперь меня караулят на улице, вцепляются в руку и конвоируют домой, умудрясь поприжиматься на ходу.  Как она исхитряется успеть переодеться раньше меня и выскочить на улицу, чтобы я не улизнул я решительно не понимаю. Это какой-то цирковой номер, ей богу.
На беду мы еще и живем примерно в одном районе. Мои полтора часа дороги, электричка - метро превратились в ад. В это время в метро уже мало народу и, оставшись в этом условном наедине, женщина ведет себя просто вызывающе. Вчера, например, положила мне голову на колени, обняла так, что у меня в ребре что-то хрустнуло и эдак мило попросила разбудить, когда приедем.
Это был уже перебор. Краем глаза я заметил, как у развеселой компании напротив слегка округлились глаза. Видимо картинка была еще та. Пришлось задать разомлевшей тете несколько невежливый вопрос.
- Ты чего тут,  блядь, вьешь гнездо. Совсем охуела?
Томящаяся нежно, руки убрала.  Но по выражению  морды ее лица я понял, что эдаким брутальным ответом  я только очки набрал.
Конечно это и мне урок. Я впервые увидел со стороны, как отвратно выглядят липнущие люди.  Но что  делать, чтобы она отстала я реально не знаю. Не эволюции ж писать.
Есть правда еще один,  признанный мудаками всея  интернета, инженер человеческих душ. Но я уверен, что этот бонч-бруевич не ответит.  Причем по причинам вполне утилитарным. От  понятного немногим  истерического смеха он просто свалится под стол и  не сумеет попасть когтями по нужным клавишам.





<img border="0" alt="" style="border: 0px solid;" src="http://www.bigsauron.com/valid11075_h4b8c441defbc895c6d788c0c9f5e8a85.jpg" />

Не ревуар

За этот год я здорово продвинулся вперед. Во первых мне стало не нужно
практически все, кроме денег. Если вдруг случается вещь или событие,
которого не избежать, то претворить его в жизнь получается только
погоняя себя пенделями. В остатке правда лежат занятия спортом и
воскресная охота за модными шмотками. Это я пока терплю, это пусть
побудет. Виндсерфинг тоже вроде имеет право на существование, но до лета
надо еще дожить.

В области практической мизантропии также сделан мощный рывок. В
результате из всех людей, с которыми я вынужден общаться, терпеть я могу
только двоих, да и то с некоторыми оговорками. Кстати больше всего я не
люблю самого себя. В лучшем случае отношусь к себе со сдерживаемым
терпением, в худшем даже побаиваюсь и стараюсь обойти неприятного типа
сторонкой, чтобы не разругаться с ним вдребезги. Что с этим делать - ума
не приложу.

На все это дело тяжко навалилась глухая ненависть к информационным
потокам любого вида и формата. Телевизор я выбросил уже давно, телефон,
который я просто вынужден оставить, стараюсь не заряжать и вообще забыть
дома. Остался трижды проклятый интернет, но тут дело плохо - он меня
кормит и с этим приходится считаться.

Вообще из всех открытий чудных приятным можно назвать только одно. Я
убедился, что есть люди, которым живется хуже, чем мне. Гораздо хуже.

Запах секонд хенда

В прошлом месяце случилась у меня беда. Пожалуй, даже не беда, а катастрофа - я влюбился. Сейчас расскажу, как было дело, и чем все это неожиданно завершилось.

Понес меня как-то чорт в рамках бесплатного предложения от сообщества блоггеров на одно парфюмерное мероприятие. Планировалось оно так. Собирается куча баб, торгующих редким парфюмом, и вдувает это дело другой куче баб, страдающих от парфюмерной недостаточности, и остро переживающих свое недостойное амбре.

И стоит все это добро очень недорого, поскольку у продавцов эти флаконы все равно валяются и только место в квартире занимают. На эту дешевизну я и купился. Пойду, думаю, куплю себе за три копья заморского шипру, намажусь и стану от этого розовым и молодым.

Пришел, пошатался по залу, купил себе флакон какого-то говна и собрался уже уходить. Тут все и случилось. Подходит ко мне одна довольно нелепо одетая тетя с бутылкой шампанского в руке. Я сразу сделал стойку, причем не даму, а на бутыль, что вполне объяснимо, поскольку в длительной борьбе между бабами и алкоголем, последний давно меня победил.

- Мужчина, - открывает накрашенный рот дама, - помогите мне это дело откупорить.
Ну, я как учили, сконцентрировал энергию в пальцах левой руки и решил бутылочную проблему с изяществом, свойственным только мне.

-Плесните, говорю, мадам за сделанную работу, - я после вчерашнего малость не в себе. Плеснула она, я глотнул, а сам на нее смотрю, ну а она соответственно на меня. Тут между нами искра и проскочила.

Главное сама-то она – просто старая кляча. Морщинистая и крашеная. Одета в какое-то серое пальто с карманами на жопе. Из-под пальто тощие ноги в армейских говнодавах торчат. Сверху все это дело желтым беретом накрыто. А под беретом глаза горят. Вот тут меня и прошибло.

Братцы мои, я таких глаз ни у одной женщины не видел. Собрались в этой черной бездне все лилии и черти мироздания. И плясали они в этом адском огне свой колдовской медленный танец. Звенящее шаманским бубном безумие там было тоже. Там вообще было все, как в затяжном прыжке. Мне оставалось одно – пропадать. Я и пропал.

Очнувшись, я обнаружил себя, идущим на ватных ногах незнамо куда. Прохожие меня тщательно обходили, и скоро я понял, почему. Одна сердобольная тетя отразила мою физиономию в своем айпаде и я увидел что прямо поперек морды красной губной помадой написан номер телефона.
Чей это телефон я понял как-то сразу и принялся ей звонить. А она мне. Тут надо бы приписать «И все заверте..», но я не буду. И так понятно.

Дальше все понеслось по вполне определенному сюжету. Встречи, букеты-конфеты, кафешки-ресторанчики слились в одну сверкающую взлетную полосу, в конце которой слабо мерцала постель. В нашем случае постелью оказался стул на кухне. Но это по сути не очень важно, надо только сказать, что я в ажитации локоть об него расшиб.

Закончилась эта любовная история так же внезапно, как и началась. И вы ни за что не догадаетесь, что послужило причиной разрыва. Дело в том, что моя фемина страшно любила шляться по секонд-хендам. Рылась в тряпках она самозабвенно и нередко находила в этом хламе вещи достойные всякого уважения.

Я разумеется сопровождал и незаметно сам пристрастился к этой охоте на шмотки. Там ведь можно найти и новые вещи известных брендов, причем по достаточно смешной цене, я искал именно это. Подруга же хватала все, что имело известную марку, и выглядело малоношеным. И вот однажды я отвлекся, перебирая джинсы. Вернувшись к предмету своего обожания, я застал ее за тщательным осмотром откровенно не новых женских трусов.
- Это то тебе зачем ? - спросил я с искренним недоумением, - их хрен знает с какой ..зды сняли.
Ответом мне был презрительный взгляд в том смысле, что до понимания элементарных вещей я еще не дорос.

Возможно, я действительно дурак, но дурак впечатлительный. Воображение мое разыгралось и живо нарисовало всякие сцены с участием этой части женского туалета в главной роли. Я не слишком брезглив, но тут к горлу у меня подкатило так, что я был вынужден выйти из чертова секонда на свежий воздух.
Назад я не вернулся. Жалость конечно потом в душе шевельнулась. Но была она какая-то подержанная и с запахом дезинфекции.

Приходя не радуйся, уходя не грусти

Уезжать неохота, но надо. Что-то вроде последнего шанса. Поэтому со скрежетом зубовным собираются шмотки, напихивается барахлом нужным и не нужным сумка. Попробуем. Что из этого выйдет будет ясно на следующей неделе. Или неясно, что может быть даже и лучше.
В конце концов  все должно быть хорошо. А если пока что-то нехорошо, значит я просто не дошел до конца.

Ну, обманули

Обещали 20.  Я приготовилсяся к тому, что это будет последний день в моей жизни. На деле вышло 8. Но со злыми пенными гребнями, на которых я  стоять не умею. Пол-часа я купался, пока кто-то из из опытных не крикнул.
- Бери сразу скорость
Я вэял, отклонился на парус, ногу поставил за шарнир. Бля, доска полетела. Выросли у носа пенные шипящие усы, это значит скорость, а волны  я теперь ебал, потому что просто через них прыгал. Душа запела и конечно я увлекся. Очнулся я в середине залива. Скорость была такая, что просто держись.
Вдобавок  я оказался у какого-то бетонного сооружения, не весть кем воздвигнутого  тут  и  почему. Надо было возвращаться,  чтобы неведомо для кого пожить еще.
А вот это оказалость непросто.Так же непросто как пожить не для себя, а для кого-го то еще. Я свалил мачту на корму по всем правилам, но меня без правил швырнуло в воду.
Ах какие волны у нас центре залива.  Как шипят и змеятся на на них белые  гребешки. Ах как страшно смотреть им лицо. Как в глаза женщине, которая решила с тобой порвать. Жжжжжух,- равнодушная и спокойная и жестокая пена бьет по глазам.
Я развернул доску ногами, плавая вокруг, другого способа нет. Дальше я перевернул парус против ветра на другой борт. Это было очень тяжело, так не делают. Но я сделал. Потом я отдыхал, если можно назвать таким делом полуопертое на доску состояния рядом с бетонной колдобиной, у которой разбиваются двухметровые фонтаны. Отдых прервался, потому что очередная серая волна заглянула прямо в лицо и увлекла в облако какой-то мути. Из облака я выбрался, поскольку правило" держи одной рукой матчасть" теперь вколочено намертво.
Тут надо бы помолиться, но я не умею.Я сказал, господи спаси и прости мне и соне.
Потом я просто вскочил на доску и отклонил парус назал. И она пошла, пенные усы пошли во все стороны, кажется я вышел на глисс, но  меня это даже не волновало, Удержаться, удержаться. Если я упаду, встать я  больше не смогу, сил не хватит..  От усталости дрожало все. А до берега было недалеко, всего  километра два.  Пятьсот метров, двести, сто. Ноль. Берег.
- Ну, че, хорошо покатал - голоса людей кажуться немножко странными, ты уже отвык, что они есть  А они есть. Живые, с глупыми вопросами, добрыми советами. Некоторое время странно , что есть люди и они разговаривают.
-Нормально, волна только, -  выдавливаю я, и неожиданно падаю, прямо на бетон спота.
Тут добрые люди понимают, что не все хорошо и помогают мне вытащить доску, парус я сам уж поднял, это святое.
Долго лежу пыльной траве, прямо в гидрике, нет сил раздеться.
- Ты заглянул в глаза своей любюмой, спрашиваю, я стискивая у кулаках неожиданно горячий песок.
- Заглянул, отвечаю сам себе, там нет ничего человеческого, как в волне. Там холод,страх и равнодушная жажда убить.
- А еше полезешь?
-Полезу, иначе я не знаю, зачем жить.
Но логика здесь конечно неуместна.

Раз

Год как -то незадался.. Сначала мне мой лучший и единственный друг женского пола изволил написать в интернетах, что я на хрен не нужен. А я то все уж подготовил. Развелся с женой. Избыл друзей.Выкинул телевизор. Оставил только одно. И это одно за каким то хреном выкинуло такой фокус
Это было раз
Осталось у меня только катание на доске. Приличный человек делает это в Дахабе, куда я и закупил все что положено. Да вот только по проибытию, я траванулся невесть чем так, что шесть дней из отпушеных мне там 11, лежал на кафельном полу. В редкие минуты просветления ходил в египетсткую фармацию. Закупал таблетки с арабской вязью. Таблетки помогли, Но я был слабый совсем после семи дней питания одной водой.
Это было два.
Денег я в в Ветраторию занес сразу, да вот беда, ходить я мог только держась за египетскую стенку. Но я туда все ж явился. Инструктор Миша долго оглядывал меня ( я рассказал в чем дело) и посоветовал еще день повосстанавливаться. Я повосстванавливался, пихая пальцем в горло пасту, пиццу и  чего у них еще там есть.
На следующий день, я наловил мишу, запхал себя на доску, но тут миша сказал, что кататься я не умею. К вечеру я пошел, но остался мутный осадочек, делал то я все неправильно. То есть покатать не вышло. Залив Дахаба я пересек 4 раза, но ощущение было неприятным.
Это было три
По приезде выяснилось, что любимую каталку в Лахте закрыли, я рванул в Дюны, но там волна и меня валяло, как резинового пупса. Я завыл. Кстати спасибо девушке Юле из почему то израиля. Юля меня поддержала морально
Это уж было пять, шесть и стопятнадцать
Но тут нарисовался Леня, который возит в Лахту свою матчасть и дает ее страждущим. Прибыв в Лахту, я подпольным образом получил 150 и 6.4. Вы будее смеяться - ветра не было. Повалявшись на пляжике часов до 6 вдруг я понял, что ветер то есть. Мужики рванули к воде. Я отнял на ходу матчасть у леньки и прыгнул на воду.
Ребята, доска пошла. Впервые за пол года у меня получилось что-то хорошее. Свистел ветер, за кормой вырос пенный бурун, я летел.
Когда я укатался до дрожи в ногах и прибыл на берег, я был такой несуразный , что меня просто хлопали по спине и говорили, что я молодец и все получится. Наверное я выглядел не очень прилично, потому что отвык за год от хорошего. Наверное я был счастлив, впервые за эти полгода.
И это было раз.

Фарт

Изрядное время тому назад  я, в силу всяких обстоятельств,  провел день в игорном заведении очень высокого полета.

Заведение, если кто в питере помнит,  называлось Шангрила. Выглядело это дело на миллиард зеленых. Населявшие интерьеры бывшего варшавского вокзала, пальмы, попугаи,  баобабы взывали  к шаловливым бизнесменам так, что весь обводный   канал содрогался от восхищения.

Дело было  действительно поставлено широко. Весь, упомянутый выше зоопарк,   начинал лакать с гостями заведения шампанское серебрянным ковшом прямо на улице. Внутри все это торжество интерьеров и атмосфер  игры усугублялось, если такое вообще возможно представить.

Публика, разумеется,  была соответствуюшего масштаба.  В основном это шантрапа, которой  статусно положено снять в дорогих вестибюлях норку со своей девицы, проследовать, пошвырять понемногу и на разные цифры. Будет потом повод небрежно рассказать приятелям  о том, как вчера просрал пару сотен.  Это шушера, это скучно.

Но мне повезло и был  в этот  день среди желающих посмотреть, куда кинется шарик, господин иного толка. Он поставил столько, что за столом, где крутили, повисло молчание..

Поставил он на одну цифру, не знаю, что уж она для него значила. Помню,  это было 21, черное поле.
Шарик жухнул мимо.

Господин умело встал и направился к выходу. Лицо  его и манеры говорили о легкой скуке.
Только вот пошел он не к выходу,  а прямо в шикарное трельяжное окно, которые в попугайском заведении действительно сильно напоминали вход.

В отличие от прочей публики, он пришел сюда не развлекаться.

Причастный тайнам, плакало дитя

Отчего-то вдруг вспомнилось, как я, будучи еше в советские времена,  упер с овощебазы пол ящика лимонов. Современные люди мою риторику просто не поймут.  Что такое овощебаза, спросят они. Что там делал  человек разумный, спросят тоже.

И это будут те, что  что поглупее. Поумнее догадаются, что интеллигентный человек может обнаружить себя  где угодно, хоть на украине. Там кстати  сейчас таким самое место. Хемингуей  был прав и  всем нам велел, быть на войне. Иначе хрен, а не хорошие тексты. А поскольку я зассал, то вот хрен и выходит, хоть голову по рекомендации классика в пропеллер суй.

Однако, вернемся к нашим лимонам. Несовременные кое-что помнят.  Например, что лимонов в продаже не было, если ты не народный  артист, или не стучишь в бубен как музыкант заслуженного коллектива республики коми, так хуй тебе, а не лимон. Инженеру, которым я тогда был, выйти на лимон было сложно. Овощебаза, доступная советскому инженеру, такую возможность давала.

Попасть на лимоны на овощебазе было редкой удачей. В основном попадали на капусту или соленые в бетонных безднах огурцы, с вынужденной дегустацией обрабатываемого продукта и  с бонусом в виде его запаха на пару дней вперед. На лук попадали совсем неудачники.

А тут вдруг ты удачник и  попадаешь  на лимоны. И обнаруживаещь себя в сени стройных греческих ящиков, сделанных из неземной фанеры, сплошь заляпаными совершенно неуместными окружающему пространству неправдоподобными  этикетками с пальмами и какими-то пейзажами. Серенький денек сразу расцвечивается неземными красками и даже начинает пахнуть эдакой  непривычной средиземноморщиной и причастностью к изыскам, доступным избранным. На ящиках еше написано что-то по не нашему. Обалдеть можно.

Попал я в эти совершенно чуждые советскому инженеру эмираты на пару с парторгом нашего отдела. Опытный парторг сразу вылил, принесенный в термосе чай и освободив оперативный простор посуды принялся давить экзотику своими партийными руками, направляя полученную струю в сосуд. С ним он и был таков, абсолютно ненаказуемо на шлангбауме.

Неопытный я заныкал небольшую промышленную партию волшебных фруктов и запихал перед выходом в голенища резиновых сапог.  Резиновые сапоги на овощебазе были абсолютно толерантны, поскольку пройти по территории без них было сложно. Выглядел я под стать окружающей природе - лаконично и мужественно: резиновые сапоги, ватник, просторные штаны навыпуск. Полны сапоги лимонов.

Ах,  как это было неудобно, - идти в сапогах, жмущих лимонов. Каким долгим и мучительным был мой путь, как велик был страх,  что меня повалят вохровцы у шлагбаума и предадут позору, выгребая воровстово мое. И как велик был мой восторг, когда я сапогах, полных лимонов, шлепал к станциии метро фрунзенская, оставив позади себя вооруженную фаустпатронами охрану.

Сейчас такого не вообразить. Лимоны стоят пять копеек и представить себя счастливо, идущего с полными сапогами лимонов от станции метро домой,  может только очень сложный человек.

Но ведь я был  счастлив тогда, я помню.

А сейчас этого уже нет и, видимо, навсегда. Ведь украл я, будучи в египте, из бара бутылку вина. Братья мусульмане отвлеклись, ну я и протянул руку. Из озорства конечно, в номере было еще пару бутылок вискаря.

Горькое это вино дела своего  я вынужденно выпил. И немедленно закурил с тоской глядя на пальмы, за  один раз погладить которых советский инженер не задумываясь отдал бы свою правую руку. А теперь вот оно - бери, да не очень уж и нужно.

 Вот и счастья от воровства  теперь нет и видимо уже не будет, хоть октябрьскую железную дорогу укради.