Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Эту ноту надо играть так

 За ремонт челюсти, без которого не обойтись, заломили такую сумму, что она с трудом уместилась на клочке приготовленной для этого бумажки. Выручил док, под диктовку которого я писал результативную часть приговора. - Ты говорит нули не пиши, так легче воспринимается.
Ерунда это конечно все. Как там не пиши, а однозначно ясно, что я лишаюсь практически всех положительных эмоций. То есть отпуска, виндсерфинг, тренировки, шмотки,  вкусная еда отменяются, как минимум на год. Зато на год я практически обеспечен близким знакомством со всеми прелестями челюстно-лицевой хирургии и стоматологии.
А что, это даже хорошо.  Это вроде генеральной репетиции перед  окончательным пиздецом, который наступит года через два.  То есть пиздец придет, а я уже   в бодрящем  статусе ошалевшего солдата, вылезшего живым из могилы окопа после обстрела из системы залпового огня.
Такому что не поднеси - все приятный подарок. 

Нало - ееело

Дурак ты. Даже сказать нечего больше,хотя умные люди сегодня долго мне объясняли , чем женщина глупа и чего глуп мужчина. Чего она хочет тоже объясняли.  Я понял чего мало, потому как не очень в этих энергиях танца живота шивы и внутренних улыбках чего понимаю. А это все впрямую зависит как  жить дальше.
Я единственное пронял, что ты главный дурак, потому, что женщина  А я не главный, потому что определяю, как ты будешь плясать под мою бамбуковую дудку. А ты вдруг сядешь и скажешь, устало , что тебе надоело менять резину каждый сезон. И тогда мне придется сочинять новую новую женщину или песню. А резину я тебе менять не буду.

Не гуте

 Давеча шел по сенной и от нечего делать завернул в антикварный магазин. Держит его  еврей, а смотреть там нечего. Можно полюбоваться  только на синие блюдца, серебрянные ложки, вытащенные из невесть какого рта, и часы, время которых кончилось задолго до меня.

Чем зарабатывает еврей я не знаю, но в углу у него на чугунной станине дикого  происхождения стоял немецкий музыкальный ящик. А может не немецкий. Черт их разберет. Написано было вроде Монопан но я не ручаюсь.

- Ну-ка заведи, сказал я по кавалеристки коротко. Еврей чего то там понес, насчет древности предмета и хамства, заходящих в дом. Меня это не ебло ни капли. Настроениеу меня было, как у махновца, конь которого пал в бою. Была б в руке шашка, одним магазином было бы меньше, а одним зэком больше.Я молча хлопнул на тертый прилавок тыщу. Да и по моим глубоким и вкось глазам хозяеин понял, что я так просто не уйду.

Ящик вдруг  завелся и захрипел тоненькими голосами про  гуте блау ауген. Я ни хера в этом не понял, разобрал только, что раньше было чего-то гуте и блау, а теперь с этим не очень. Хер с ним с блау, а вот то,что  мне не гуте ящик понял прекрасно, и не вовремя доложил.

Сдерживаться я больше не мог, и дверь на улицу выбил пинком. А там как раз некая мамаша отнимала у дочи обрывки голубых воздушных шариков и запихивала их в открытый люк.
- Ну на хера они тебе, они же лопнули, приговаривала она, возясь. Как я удержал руку, сам не знаю.
Я мог бы убить ее прямо здесь и сейчас, избыв отчаянье музыкальгого ящика. Я умею. Надо чуть приподнять человека за плечи, а потом дернуть вниз.  Голова отрывается с хрустом.

Судьба хороших голубых предметов для девочек была оказывается решена очень давно. И старинный ящик знал об этом заранее. И нечего тут махать руками. Надо только уметь его спросить, чтоб ответил. А потом суметь удержаь себя и не разгромить всю улицу.
А может и разгромить, Все равно гуте уже не будет. А будет айглих. Чего это такое я тоже не очень помню. Но чувствую, это про меня.

Яд, данный мудрецом, прими

Пиздел я часто, я спешил
И этим многих насмешил

Я верил, трусил, я просил
И сук свой не спеша пилил

Судил я часто, не прощал
И ближнего жену желал

Мудрец прознал и  яду дал
Я возомнил и не принял

Идея несколько заимствована. Но по-моему мой опус за гранью плагиата. Неожиданно получилось очень близко к  реалиям, что заставило призадуматься. Жаль, что нет финального аккорда о судьбе мерзавца.
 Поэтому предлагаю желающим сделать коду Например:

С тех пор я без инструктажу
Все двери поезда держу

Уверовал

 Сегодняшний день начался с липкого ужаса, который явился ко мне еще ночью. Ночью во сне  мной всерьез занялась толпа осклизлых вурдалаков, совавших в меня заточки.  Я в ответ махал их руками, но сами знаете,  что толку от этого во сне нет.

Прекрасное пробуждение ознаменовалось не менее прекрасным открытиями. На кухне не оказалось даже окурков.  В  холодильнике бутыль с газировкой оказалась пуста, как может быть пуста только  бутыль утром. Мало того, внутри меня поселилась какая -то жесткая гадюка. Лежать с ней было невозможно. Попробовал встать.

Попробовав,  понял, что  это  еще не все новости. Настоящие новости появились, когда выяснилось, что, что руки ноги отказываются служить.  То есть напялить халат и сполоснуть морду было еще можно. Пройти по коридору уже нет, натурально валяло.

Решать проблему пришлось комплексно. В этих рамках я затянул себя джинсами и вывалил  в темную ночь. Слава богу, в этой  народной песне симонова  и в семь утра торгуют сигаретами и водой. Гадюка внутри шевелилась, но идти было можно.

Приобретя нужное, я вернулся к делу. А дело это довольно жестокое. Прикол в том, что стране нужны  с утра новости. Зачем это стране  никто не знает, но закон это жесткий. При этом никому нет дела до того,  сколько на часах времени, и может ли  изготовитель продукта  самостоятельно передвигаться. Подразумевается, что может.

Производитель трудился часов до трех,  все было сделано. И тут на меня вдруг  свалился благодарный,  спасительный сон. Слушайте, я там даже на конях каких -то скакал по лугам, ну и прочее в том же духе.

И главное - встал здоровым.

Ничем другим, как рождением сегодня  спасителя, я объяснить эту штуку не могу.

Бей, бубен бей

Да, человек слаб. Только вот зачем мне об этом говорить, так будто у меня нет выхода и остается  только орать, как прищемленная кошка.
Да, у меня нет выхода. Только его ни у кого нет. И вот зачем мне это показали, будто я сам и не знаю, как бывает.
Да я буду теперь орать, потому что мне сделали больно.
Теперь я буду наигрывать идитскую мелодию., которую слушали  уже много и многие, но им это не помогло
Такое ощущение будто меня прогнали сквозь строй.
Что и остается.

Вагган

От отчаянья происходящего,  я иногда могу выкинуть какой-нибудь нелепый фокус.  Например взять и поехать в зеленогорск посреди зимы, будучи смертельно простуженным. На электричке, блядь.  Зачем мне нужен такой аттракцион объяснить простыми словами невозможно. Видимо я неосознанно стремлюсь к краю того, что подкатывает мне  мое больное воображение. Хорошо, что дальше зеленогорска оно никак не едет. А то бы я наделал делов. Болеет, оно у меня от безденежья  вот и  прыгает низенько и недалеко.
 В зеленогорске, кстати построили новый вокзал. Он очень хороший, только выпить там нельзя теперь никак. Чтоб выпить надо переть через площадь наискосок и еще по ступенькам вниз. Для вдумчивого человека это неприятно.
- Ну и нахуй такой вокзал нам нужен, спросил я у какого-то дядьки  с железнодорожными причиндалами. Он как раз стоял и ни хуя не делал. Дядька заметался административным взором и отчетливо захотел сдать меня ментам. Но   я был трезвый, хоть и с температурой  и он это понял мгновенно. Поэтому он предложил мне написать рекомендации на сайте железнодорожного вокзала. Я оценил юмор и доябыватся с пустяками не стал.
Ну-с до залива  там недалеко. А как идешь, так пахнет белым снегом и елками причем с такой силой, что можно закусывать. Я воспользовался этим делом два раза. Один раз в самом начале,  где канава и еще один раз в самом конце, где уже камушки, серенько и беспредельно.
Соскучившись взглядом,  я обнаружил на бескрайних  и мутных балтийских просторах живое существо. Собственно,  не заметить   его было сложно.  Дело не в том, что оно было лохматое  в пальте и ругалось. Таких хватает. А в том было дело, что воздух вокруг  него просто звенел от напряжения.  Я это почувствовал сразу, и меня потянуло к нему посмотреть.
Вблизи выяснилось, что лохматый  был занят важным делом. Он рисовал пальцем на расчищенном от снега куске песка скрипичный ключи, а потом плевал на них, стирал ногой и разглаживал место для нового шедевра.
- У вас нет  зажигалки, - спросил я для затравки, заходя на всякий случай сзади и справа. Место было пустынное и мой теоретически возможный труп обнаружили бы любознательные отдыхающие только к лету.
- У него хвост три метра, - заорал он в ответ.  Нате спички и убирайтесь, - кинул он мне коробок. В нем  не было ни одной спички, кроме горелых,  засунутых сзади. Это много  о чем говорит.
- Причем здесь хвост,-  спросил я,  соблюдая максимальную  для выпившего человека осторожность. Даже руки из карманов вынул. Хоть и было холодновато. Ветер налетал с залива, февральский,  но уже  с запахом весны.
- Хвост здесь не причем, здесь причем, что я пишу сценарий о второй любви. Ты вообще знаешь, что такое вторая любовь,-  сорвался он на крик. Вот ты не знаешь, видно по морде. Я должен за всех вас знать. Почему я всем должен, -  захрипел лохматый,  одновременно разматывая и наматывая на шею шарфик. Отвлекся от этого занятия. Нарисовал  очередной скрипичный ключ, плюнул на него и стер ногой.
- Она, блядь не первая, - выдал я.
Но лохматый не слушал, он знал это не хуже меня и ему было наплевать.
- Ну,  хорошо, заговорил он, задыхаясь,  я живу тут  в комарово, на даче творческих блядь работников. А мне за стенку поселили гада, который только вернулся с комодорских островов. И вот он рассказывает своей подруге про черепах, ящериц и других зверей, Они еще и ебутся там у себя. Но это неважно, на это можно плюнуть. Там и вараны есть.  Они ползают и у них есть хвосты . Возможно они симпатяги, я не знаю.  Но я не могу всего этого слышать больше. Ну, спятил человек,  это же слышно сквозь стенку.
Мне очень много чего хотелось спросить, насчет того кто тут спятил и как ебутся варраны зимой в комарово, но ничего такого я делать не стал. Я отчетливо почувствовал непередаваемый словами флер  благородного безумия,  за которое я могу простить человеку все что угодно. Даже неприкаянное сумасшествие на пустом берегу и отсутствие спичек. Конечно я его простил, хотя и не за что было.
- Давай выпьем - предложил я. У меня  с собой кой-чего было.
- Да не пью я, извините, когда работаю, - внезапно он перешел на вы. В голове все путается, как выпью, не буду.
Я встал и пошел себе, потому что все тут мне было ясно
Он еще и картавит, - сообщил  братец по разуму мне в спину. Нарисовал на песке  скрипичный ключ, но плевать на него почему то  не стал.
И добавил,  явно копируя застенного недруга
- вагган

По клавишам бегала мышь, а автор не должен материться

Прослушал тут историю о парадоксах творческой мотивации. История простая, но подкупающая. В чинной и аккуратной германии стоял себе провинциальный собор. В соборе, понятное дело, был орган, в германии любят такие штуки. А на органе юзал клавиши некий органист, который извлекал из механизма приличествующие моменту звуки. Все шло превесело, пока  в недрах органа не завелся паскудный мыш. Зверь полюбил гулять по клавишам, что и делал с упорством, достойным лучшего применения. Органист боролся с этим нашествием, как мог. Сначала он поминал тойфеля и ферфлюхтера, но быстро понял, что наглеца немецкими ругательствами не проймешь. Тогда он принялся лупить животное кулаком. Понятно, что при этом он часто промахивался и на его гнев орган окликался мелодиями,  мало подходящими для обряда служения господу. Назревал скандал и письма папе римскому.  Но тут случилось странное. Слухи о необычных мелодиях, извлекаемых скромным служителем  бога,  распространились по стране. Повалили туристы. Много говорили об абстракционизме в музыке и животноводстве, в итоге автор необычных звуков сделался знаменит.

А мне почему-то вспомнилось, как я работал грузчиком в филармонии. Как-то раз к нам привез свой опус немецкий композитор, отсидевший в свое время в Майданеке. Там он пару лет готовился прогуляться в мир иной. Ожидание этого дела сильно повлияло на его мировоззрение и сделало из него творческую единицу. В результате отсидки узник  вообразил себе, что стал композитором, при этом он умудрился уцелеть,  а тем временем и война закончилась. С тех пор он ездит по миру и дает концерты своей легкой музыки.

 Нас - грузчиков, немец сильно удивил инвентарем. Там были ржавые листы железа, цепи, черт знает какие железяки и предметы вообще непонятного происхождения. Все эти атрибуты душевного здоровья автора мы покорно  расставили на сцене. Филармонические старухи трепетали и предвкушали катарсис. Немец вышел на сцену и грянул. Ну,  что тут можно сказать. По аналогии с вышеобозначенной мышью, он похоже охотился на какого-то штандартенфюрера, который сильно осложнял ему жизнь в лагере смерти. А теперь он отомстил. Композитор пилил фашиста стаей двуручных пил, наотмашь выколачивал пыль из гада стальными цепями и метал в черный мундир чугунные ядра. Закончил маэстро тем, что свалил на эсэсовца груду железных листов, заботливо, кстати,  привезенных из фатерлянда. Видимо в стране, победившей фашизм, такого материала он найти не рассчитывал. Ушел со сцены под жидкие аплодисменты недостойной публики. Видимо в зале не все сидели лагерях. Что вообще - то странно для культурной столицы.

А за кулисами сидели мы - культурные грузчики  лениградской филармонии, Мы были до того культурные, что могли выйти на сцену во время концерта и не сказав ни слова матом элегантно выкатить запасной стейнвей на смену изувеченному заезжим венцем, который так молотил  свои блядские вальсы, что порвал  на инструменте струны. Но тут мы были не на сцене и мы  матерились. Нам предстояло загружать весь этот металлолом обратно.  Видимо,  тогда я и ступил на  скользкий путь осознания разницы между внешней стороной творческого процесса и его корнями. Кратко сформулировать его можно так. У всякой творческой единицы бегает мышь по клавишам или штандартенфюрер по нотам. А то и надо выкатывать рояль.  Понятно, что от всех  этих дел единица начинает материться, но этого  в прямом эфире делать нельзя.
 В итоге мат вычеркивается, а то, что остается и есть художественное произведение.

Косточка от компота

 Выражение "пустыня внемлет богу" продолжает меня преследовать, как навязчивая музыкальная фраза или явление хрен знает кого во дню и в ночи. Присобачить ее можно к чему угодно, и, что странновато, всегда будет к месту.
Я больше не буду ее повторять, а то заразитесь моим сумасшествием.
Однако из вредности расскажу два случая про эту фразу.
Вышел я вчера ночью во погребенный под снегами двор. Было тихо, и как то , словно ватой обмотано.
Гадскую идиому я произнес вслух...
Она получилась абсолютно в пандан безбрежным снеговым океанам. Лучше сказать было нельзя.
А пошел я кстати за водкой. Потому что она кончилась. Перед ее кончиной собутыльник мой поднял порожнюю тару на уровень глаз и посмотрел ее насквозь. Угадайте, чего я ему сказал.
Ну да, конечно.
И опять эта фигня пришилась к месту ровной суровой строчкой.
Кстати, автора этого слогана я по скудоумию не помню. Сложный видать был человек.
По этому поводу заклинание пришлось повторить еще раз, имея в смысле пустыни, себя самого.
Тьфу ты, отвяжись.