Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Мышь белая

Моя активность на фронте борьбы за собственное здоровье дала неожиданный результат.  Меня решили отправить в лабораторию. Во-первых, сделалось обидно. Ну прямо, как крысу какую, ей богу. Во-вторых, непонятно. Представить себе не могу, что там со мной будут делать, поскольку называется это медучреждение "Лаборатория слуха и речи". Оказывается есть и такая. Я вот не знал.
Я думаю, что мне наверное нальют там стакан водки, громко обматерят и шарахнут током одновременно. Наверное им интересно, что скажет в ответ подопытное животное и  прикольно вставить потом это дело в свои диссертации. Сомневаюсь, что лично мне этот фокус поможет, но возможно проведенный опыт принесет пользу науке.
В третьих, непонятно тоже.  Я бы понял, если бы меня отправили в "Лабораторию панических атак и неврастении". Приглашение в "Лабораторию странных фантазий и идиотских текстов" я бы тоже принял, как заслуженный результат моих усилий в этой области.
Представить же, что интересного в том, что я слышу, и как говорю я не в состоянии. Странный ход со стороны медицины.
Диагноз обещаю опубликовать.

Это сделал не я

Странноватая  и жутковатая такая история. Но это все правда.  Интересно, что  совершенно параллельно  мне рассказали историю еще более странную,  и они как-то совпали по смыслу.

Начнем со второй, так будет логичнее. Случилось так,  что некие  задристанные геологи, шастая по Эвенкии в поисках бесполезных ископаемых, наткнулись на брошенное кладбище. Ну какое там кладбище, не Пер-Лашез, понятно - торчат из грунта кривые палки а на них развешены черепа.

Геологам на эту находку было плевать совершенно. Но возвратясь в цивилизацию, они принялись трепаться о своих похождениях и о кладбище сказанули мимоходом тоже. Есть, дескать, такое.
История ненароком попала в уши некому историку, этнографу и естествоиспытателю. Он немедленно лишился покоя и принялся организовывать экспедицию, с целью эксгумации товарищей, лежащих в неласковой эвенкийской земле, и обнаружения предметов быта и обихода усопших. И организовал-таки.

Прибыв на место, бригада молодых энтузиастов от археологии, комсомольцев и упрямых естествоиспытателей приняли  за дело ударно. И каждый день приносил успехи в виде каких-то предметов обихода обитателей тундры, причем один был страннее другого, а значит интереснее для науки.

В самый разгар раскопок на место происшествия прибыло местное страхолюдино. Естественно оно  было стар и пьян и одет в отребья. Естественно оно предостерегал не трогать покойников, а то будет плохо. И уж совсем естественно, что на неразборчивую речь придурка  молодцы,  состоящие сплошь из комсомольских реалий, (советское время) просто плюнули.

Правда, перед тем как отвалить рептилия сосредоточилась  и сказала по-русски довольно внятную фразу.
- Вы хоть мордам свои  тряпкой завяжите, чтобы шаманы вас не узнали.

Среди ударников археологического труда  нашелся один впечатлительный. Он поверил невнятной речи и прежде чем в очередной раз лезть копать кладбище эвенкийских шаманов (позже выяснилось, что там хоронили именно их), обвязал лицо тряпкой.

В результате выжил он один.
Остальные члены бригады, включая руководителя, умерли по разным лепым и нелепым причинам в течение 1-2 лет.

Собственно это предыстория. А вот история.

Один ухарь бороздил просторы тайги зимой. Зачем он это делал рассказчик мне не сказал, да это и не важно по смыслу.  Так вот, бороздил он ее при помощи двух сколоченных лыж и собаки, которая перла, поставленный на лыжи рюкзак с припасом. Здесь нужно добавить, что собака была беременная.

Экспедиция шла превосходно, пока парень не умудрился  завалиться в яму и сломать себе ногу.
Дело запахло пироксилином. Вывезти из этой ситуации могла только собака. А она, как на грех,  родила щенят и принялась их кормить и облизывать. На грозные команды своего повелителя она поплевывала – материнский инстинкт сильнее.

Никогда не угадаете, что сделал наш герой. Он взял и спустил всех щенков  в прорубь реки под лед. Дополз  как – то, пока мать спала,  и утопил.  Но самое интересное, что он сделал дальше и именно это перекликается с преамбулой.

Он сказал, глядя прямо в глаза осиротевшей и недоумевающей собачьей матери,   – Это сделал не я.
И она его повезла и довезла до людей. Вот такая первобытная история, причем все это правда.

Ну, а теперь выводы и совет одновременно. Если вам придется  по глупости и ли из необходимости сделать плохое дело, закройте лицо хоть чем-нибудь.
А потом громко скажите
- Это сделал не я.
С покойными шаманами и беременными собаками такие штуки проходят.

Наука расставаний

Научили вчера любопытной штуке. Я уже перся домой, когда придумал ей правильное название. "Наука расставаний" называется.

Занимались мы конечно способами освобождения от захвата, а не херней какой.

Исходная, смотрите. Вы стоите друг напротив друга и ваш партнер крепко держит вас за руки. Расставаться с вами он почему-то не хочет. Что делает в такой ситуации идиот, который желает  освободиться. Он инстинктивно тянет руки на себя. В ответ он получает еще более жесткий захват, так устроено тело, мозги и все остальные человеческие дела. Это у нас от обезьяны. Это от первобытного страха потерять контроль и остаться без опоры.

Что надо делать умному человеку, желающему свободы. Чуть перенести центр тяжести назад и толчком отдать руки партнеру.
 Вы будете смеяться, но эта элементарная штука работает.  Получив себе ваши руки, ваш визави автоматом снимает захват. Вчера пробовал много раз и с разными людьми. Не удержать.

 По-моему этот фокус проецируется на все, что угодно, вплоть до взаимоотношений между людьми.

Господи, пронеси

Я заметил, что человека называют профессионалом, в тех случаях, когда ему предлагают сделать что-нибудь несуразное. Ну, ты ж профессионал, говорят ему с тонко отмерянным сомнением в голосе. Ты ж наша акула пера, вот и давай. Перестанем интриговать, мне было предложено написать о том, что делает человек, когда он просто стоит. Написать ощущения словами, не скатываясь в аналогии, штука непростая, но победителю был обещан коньяк.

Начнем широко

И сразу закончим. Система взаимодействия мышечно- костной и связочной структуры организма, органы равновесия, нервная система, как связующее звено…

Все это так, конечно, но предложено было написать чувство, а не диссертацию. Мимо.

Свет мой, зеркальце

Сюда вы сунетесь за ответом в первую очередь, даже если вы не баба. Ничего вам этот ответчик не скажет, но заинтригует. Действительно, что за черт. Почему вся эта штука стоит и не падает, подумаете вы, разглядывая себя в зеркале. Поразмыслив еще немного, вы понимаете, что стоять это дело вообще не может, это ж не комод на четырех ножках. А оно между тем молодецки стоит на двух и не падает. Правда, если долго рассматривать себя в зеркале, так можно и упасть. От самовнушения, видимо.

Я опираюсь, мы опираемся. 

Это так. И при этом мы не черта ни чувствуем, заметьте. То ест, чувствуем иногда, что наши лапы устали. После часа по вытертым ступеням мадрида, говорим, что надо бы и стакан фиалковского с колбасками и вообще. Насчет стакана откинем. А вот вообще - это сигнал. Это о том, что вы устали опираться.

Улицы мадрида или там лиссабона после полудня напомнят, что вы дрейфуете по лиссабону под силой в 10 же. Просто мы привыкли делать все под этим давлением, но чувства наши посылают тревожный сигнал, только после достижения определенной грани. К этой грани или сигналу мы еще вернемся

Грань неопределенная

Ее нет. Сначала надо определиться, а уж потом размышлять на эту тему. Есть совокупность сигналов, машущих флагами нервной системе о том, что тело держится прямо. Что при этом делает совокупность принятия сигналов одному создателю системы известно. Создатель кстати при совершении системы не напутал. Наваляла потом уже отпущенная на поруки обезьяна. А может он так и хотел, черт его знает, но ходим то мы на двух ногах. Иногда, устав от хождения, стоим, иногда и пошатываемся. Система контроля замутнена и дает сбои. Вот и подобрались к существу, извините что долго.

Все очень просто

То есть сложно. Описать действие легче. Действие предполагает определенную динамику, которая сама ложится в слова. Как сгибается или разгибается рука можно взяться. Как пальцы сжимаются в кулак, пожалуй, тоже. А вот как человек стоит сложнее но, сейчас попробуем. Коньяк же.

ps

Человек прямостоящий, определение

Вода, которой  некуда течь. Вода сейчас опирается всеми своими каплями на капли дна, которые ее удерживают в состоянии покоя. Покой опирается ответно, на свое ложе,  и они   слушают согласное молчание в коротком равновесии.

pps
Только вы пока не выдавайте меня моему мастеру кулака, этот спор он мне предложил. А то он бьет, как точку ставит. Я сам, попозже

Британские ученые близки к разгадке тайны человеческого скелета

Британские ученые установили зависимость между местами переломов, которые получают подданные ее Величества, вследствие различных травм, их психотипажем и социальным статусом граждан СК. Результаты исследований, сделанных на основании статистики ведущих британских клиник, опубликованы сегодня вечером в Daily Medicine и Psychograph Ambulance.

Согласно данным, полученных в результате многолетних наблюдений, травмы черепной коробки и челюстно-лицевые повреждения получают личности артистического склада, склонные к эпатажу, творческим метаниям и карьерным амбициям. Общим для потерпевших такого рода является также недостаточная материальная оценка их деятельности, со стороны постоянно мятущихся инвесторов.  Забавно, что именно этот диссонанс и является, видимо причиной повреждений в верхней части скелета,- резюмируют британцы со свойственным их нации неуклюжим и неуместным в данном случае юмором.

Переломы ребер чаще всего случаются у людей имеющий аналитический склад мышления, занимающих при этом весьма скромные должности в диапазоне аналитика или директора по рекламе небольшой компании. К этой группе риска, по мнению британских ученых, относятся также ведущие специалисты IT- компаний и дизайнеры по интерьеру. Понять, почему именно эта социальная группа людей, склонных пребывать в самой глубине своего бездонного личного пространства, получает такой вид повреждений абсолютно невозможно, - сокрушаются авторы исследования.

Переломов всех отделов позвоночников следует опасаться, прежде всего, неуспевающим студентам, бухгалтерам и женщинам всех возрастов, имеющих проблемы с обустройством личной жизни. Возможно, эти три различных социальных слоя объединяет то, что им присущи необоснованные амбиции и надежды, не имеющие под собой реальной почвы.

Завершает исследование обзор мелких переломов кистей рук и ступней ног. Полученные в результате длительных наблюдений данные и драматическая статистика британской травматологии, говорят о том, что в зоне риска находятся руководители малого и среднего бизнеса, склонные к необузданной критике вопросов, в которых сами разбираются весьма поверхностно. С подобной оценкой согласен целый ряд российских экспертов в области сравнительной психотравматологии, уже отметивших данную статью своими рецензиями. В своих наблюдениях над пациентами они также отмечают странную, но устойчивую связь между поведением субъектов такого типа и получаемыми ими травмами конечностей.

В настоящий момент британские ученые заняты поиском связи между уровнем творческих способностей личности и толщиной жировой прослойки исследуемого субъекта, - сообщается в статье.

Ученые в шоке: огурцы-извращенцы существуют

Российскими ботаниками открыт новый вид огурцов – огурцы извращенцы. Отечественная наука давно уже установила способность растений не только эмоционально воспринимать окружающую обстановку, но и адекватно на нее реагировать. Однако фундаментальное открытие, которое сделал российский исследователь, буквально переворачивает с ног на голову представления обывателей о наших меньших братьях – огурцах.

В ходе смелого эксперимента случайно отобранные экземпляры этой ягоды были помещены в прозрачный стеклянный сосуд, наполненный раствором поваренной соли. Для чистоты опыта самоотверженный исследователь тщательно продезинфицировал себя изнутри раствором этилового спирта.

В процессе дезинфекции, которая продолжалась и в ходе всего опыта, ученый заметил сквозь стеклянные стенки сосуда странную реакцию подопытных огурцов. Некоторые экземпляры явно обнаруживали склонность к движению и наползали на себе подобных.  Отважный представитель науки немедленно вмешался в эксперимент. Соблюдая максимальную осторожность, он извлек пару наиболее активных огурцов и в целях изоляции их от более спокойных экземпляров, съел беспокойные растения, после чего немедленно и неоднократно продезинфицировал себя.

Однако в дальнейшем ход опыта был прерван драматическим форс-мажором, который часто сопутствует рискованным экспериментам подобного масштаба. Внезапно экспериментатор почувствовал острую, хроническую усталость, которая буквально свалила его около лабораторного стола и впал в странное оцепенение, которое продолжалось до утра.
Обнаруженные наутро результаты буквально потрясли его. Мало того, что количество огурцов в банке уменьшилось буквально вдвое. В верхнем слое оставшихся огурцов были обнаружены два буквально наполовину обгрызенных экземпляра, носивших явные следы укусов.

- Теперь мне совершено очевидно, что огурцы извращенцы, способные поедать себе подобных, существуют,- заявил он прибывшим утром в лабораторию коллегам, потрясенным результатами его ночного исследования.
- Несмотря на свое самочувствие, я продолжу свои опыты в этой области и докажу также, что мои подозрения в отношении существования самодвижущейся колбасы и кильки- невидимки имеют все основания стать научно доказанными, - заявил он на срочно созванном руководством совещании. От предложенной госпитализации ученый отказался.

Наука дальних странствий

C толком прожил отпущенные мне богом два дня. Были они плотно набиты чудными событиями и явлениями. Мне они дороги, потому что неповторимы, как неповторима и редка сама возможность новых ощущений, получаемых даже в небольших путешествиях.

Чего только стоит чувство предстоящей безмятежной дороги. Дорогого стоит. А сколько хорошего удалось сделать… Ведь наконец случилась поездка на долгожданную рыбалку. Ах, какие сосны на заливе, как блестит мокрый песок на закате, как пахнет сосной и морем на узком пляже. Цветет там шиповник, перемешанный с колючей проволокой, что осталась на берегу с прошлой войны. Толсто жужжат нагретые солнцем шмели.

Про саму рыбалку я уж и не говорю. Как томительно сжимается сердце, когда поплавок, поплясав, косо уходит под волну. Щелкает и жужжит катушка, в дугу сгибается удочка и ты ведешь, ведешь бережно свою новую неизведанную рыбу к себе.
Вечером костер, разумеется, потому что сухие сучья наломаны еще с утра. Ну и мать ее ети, водочка из пластикового стакана под уху, которою от лени налить в миску лопаешь прямо из котла.

Впрочем, я никуда не ездил. И никуда конечно теперь не поеду. Ведь я уже прожил эти два дня и они стали мне не нужны.