Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Да

В следующую субботу (12 марта) наш уважаемый учитель проводит мастер-класс по тайчи и дыханию позвоночника.  Это только для тех, кто в Питере, потому как занимаемся мы в Пушкине.
Я конечно буду, поэтому те, кто сильно робкий или нерешительный могут писать в личку. Встретимся и доедем вместе.
Обещаю, что подсечек, бросков через бедро  и дюймовых ударов не будет. А вот интересного про свое здоровье и жизнь узнаете много. Ну, и сами попробуете.
Форма одежы простая - спортивные штаны, футболка, легкие тапочки на ноги.
Бесплатно, это важно.  Начало в 12. Информация здесь.

У папы был веселый гусь

Иногда, скучая в ожидании начала тренировки, я шастаю по коридорам школы, в спортзале которой мы занимаемся. Изучаю зловещие предостережения завуча М. Епилова насчет соблюдении смены обуви учащимися и их родителями в вестибюле. Скверно радуюсь назначению В. М. Карачковой классным руководителем 6 Б класса. Трепешу, читая грозные распоряжения о необходимости экономии электроэнергии. Впитываю тяжкий запах вымытых паркетов, энергетику крашеных стен, безвыходность бесчисленных дверей.

Давеча ожидание мое было скрашено стендом, на котором выставлены акварельные шедевры учащихся, не сумевших увернуться от участия в изоконкурсе «Мои родители». Некоторое время я тихо радовался фантазии и мастерству начинающих модельяниновых и пикассовичей, но тут глаза мои влипли в полотно никак не названное. Шедевр заинтриговал не на шутку и в моей бедовой голове мгновенно сложилась рецензия на это пронзающее   произведение. Для того, чтобы оно  осталось в моем сердце навсегда, я щелкнул его телефоном.

Рецензия ниже

Картина, на мой взгляд, тревожная. Я это вижу так. Туловище стремительно взлетающего папы уже скрылось за горизонтом, в кадре остались только желтые ноги. То, что это ноги, понятно из самых общих соображений. Вглядитесь сами, и у вас не останется сомнений. Принадлежность ног также очевидна, благодаря вразумляющей надписи на одной из них. Пугающий крен тела папы вправо заставляет томительно сжиматься сердце и гадать, что произойдет с этим ракетоносителем в следующие секунды полета.

Теперь гусь-перехватчик с сумочкой. Тело его напряженно вытянуто наперерез ногам папы, крылья лихорадочно работают. Очевидно, что он спешит за внезапно взлетевшим папой, с целью дозаправить его или  доставить ему на орбиту необходимые после такого бурного старта лекарства.  Глубина стремительно развертывающейся трагедии  умело подчеркнута багровым отблеском на волнах. Впрочем, может это просто блик от папиного выхлопа на асфальте  взлетной полосы.

Чрезвычайность ситуации умело подсказана зрителю окрасом самоотверженной  птицы и смелым  дизайном сумочки, что в ее клюве. И то и другое вызывает ассоциации с каретой «Скорой помощи». Внимательный наблюдатель отметит, что содержимое сумочки подозрительно напоминает бутылку пива с пробкой. Видимо именно это снадобье, по мнению, хорошо знающего повадки папы гуся, надежно излечивает последствия резкого старта за линию горизонта.

В целом автору удалось раскрыть картину сложных взаимоотношений папы, имеющего вредную привычку мощно стартовать с креном  в самых причудливых направлениях, и его достаточно благожелательно настроенного крылатого друга, готового вылететь вослед с бутылкой пива в любую точку земного шара.

1:0

Я уже говорил, что прямо под окнами мне сделали бесплатную развлекуху. Футбольное поле называется. Оказывается не все деньги попилили, часть умудрились вложить во вполне приличное покрытие.  Я туда смотрю утром, когда пью кофе или когда в выходные нечего делать или болею.

Вообще я туда всегда смотрю. Потому, что больше некуда.

Большую часть времени моего болезного,  мужики там гоняют мяч и смотреть за тем , как они себя ведут конечно удовольствие. Научились играть, мы так не умели.

Мы кстати тоже играли на этом же поле. Только его на зиму тогда заливали льдом. За каким хреном непонятно.
А мы выбегали из дверей школы и гоняли там  маленький такой желтенький мячик.  О, тенисный, вспомнил. Других тогда у нас не было.
На льду было здорово скользко, а забивать надо было в такие жестяные ворота. Падали конечно. Домой приходили в мокрых штанах  и пиджачках. Была такая школьная форма тогда. Толстая такая и серая, если кто помнит.

Глядя на сегоднящих пацанов на поле, понимю, что играть мы не умели. Они вертятся. Мяч с ходу на грудь,  и тут же под ногу умело. Бах, такой удар с центра поля. Мяч шелкает о штангу. Вратарь в прыжке тянется к углу. Хорошо делает кстати, .

И еще они смотрят по сторонам, я  ж вижу сверху. А мы, насколько я помню себя, не смотрели.
Неужели они лучше нас. Играют они хорошо, а так, поговоришь - идиоты полные.
Мы то умные конечно. С желтенким мячиком и школьной формой в анамнезе. По сторонам не смотрим.

Самопадающий хорошенькийсаша

хорошенькийсаша это, на минуточку – я. Это первое абсолютно не нужное никому знание, которое я сообщил, а будет еще и второе. Причем произносить меня надо именно так, как написано - одним словом. И судя по всему, с маленькой буквы. Я узнал об этом новом для себя звании неделю назад. За него, как за всякое приобретение мне пришлось слегка заплатить. Обошлось кстати не слишком дорого – долларов сто. Недорого, а.. А ведь каждый, небось хочет, чтобы его называли по имени, добавляя к нему приставку хорошенький, только не знает куда для этого метнуться. Сейчас я расскажу, как надо делать. Причем, ста долларов не прошу.

Во-первых надо слегка спятить и поехать на красное в июне. когда солнце сжигает там все живое. Приехав, надо делать вот что. Долго смотреть на серферов, летящих по волнам и медитировать на тему - а чем я хуже. Еще раз слегка спятить. Ошибочно сделать вывод о том, что я ни чем не хуже. Окончательно спятить. Прикупить на пару часов самую большую в мире доску, самый маленький в мире парус и самую чешскоговорящюю в мире учительницу – миниатюрную девушку по имени Яна. Готово дело, мы в шаге от нового имени.

Ну-с, маленькая Яна дело свое знает. Я не буду утомлять вас описанием приемов катания на доске - это неинтересно. Языком, на котором мы объяснялись, сидя по пояс в горячей воде, утомлять не буду тоже. Это обычный диалог двух славян, неуверенно знающих инглиш.. Слегка необычным мне показалось то, что обращаясь ко мне, Яна почему-то называла меня - хорошенькийсаша. Так меня еще никто не называл, потому что  из всего хорошенького во мне есть только умение пиздеть на любую тему.  Впрочем, с перепугу мне было не до выяснений. Я и так узнал о себе много нового. И не могу сказать, чтобы это знание добавило мне куражу. Оказалось, что хорошенькийсаша – устройство самопадающее. В течение первого часа я умудрился упасть на все, что было в этой части акватории красного моря кроме маленькой Яны. Она довольно ловкая, а я такой цели специально не ставил – были дела поважнее. Впрочем, достижения тоже были. К концу первого часа я, вцепившись мертвой хваткой во все, до чего смог дотянутся, умудрился проехать секунд десять.

Конгратюлат, с перши тши метра,- оценила мои мощные достижения Яна, и предложила немного «подохнуть на бич», что было просто пиздец, как кстати. Устал я, как грузчик в аду.

На биче я не подох, потому что за прилежность в учении меня напоили необычным в наших широтах коктейлем. Прежде я такого никогда не пробовал. Коктейль состоит из теплой и ледяной воды слоями. Как это вкусно, может понять только человек, час глотавший горький кипяток литрами. Убедившись, что я «слегка подохнул», маленьнькая яна сказала, - Практише, хорошенькийсаша - и отправила меня «до ветру».

Прибыв по указанному адресу, я выпил еще половину красного моря, но научился падать мимо доски и, внимание – поворачивать на 180. Важность выполнения этого маневра мгновенно осознает каждый, кто сделает хоть шаг от берега. Потому, что уйти в море и дурак сможет. Вернуться сумеет только обученный дурак. После этого подвига слегка обученный дурак довольно долго сидел верхом на доске и плевался солью, отдыхая. Наконец набрался наглости, криво вытащил мачту из воды и без всякой лихости отправился к воображаемой линии.

Косяки вокруг были сплошные. И это отнюдь не были косяки сверкающих рыб, а мои собственные. Мачта стояла не вертикально, доска шла не в ту сторону, дурак стоял не там где надо и передвинуться не мог, неправильный ветер дул не с той стороны. Вдобавок я упал в самом центре красного моря и довольно долго приводил дыхание в порядок. По всему было видно, что пора возвращаться.

Я постоял на коленях посреди моря, это уже стало легко. Медленно, как учили, вытащил парус. И «прикрыл дверь», успев отступить назад. Правильный теперь ветер ударил в парус горячим кулаком так, что чуть не выдернул руки. Но я уже успел их выпрямить и перенести тяжесть назад. Доска прыгнула вперед. Братцы мои, я полетел…

Скорость была такая, что вода слилась в одну свистящую полосу. Я на нее не смотрел. Смотрел на горизонт, как учили, так легче держать равновесие. То, что шипело и прыгало под ногами, враз перестало меня интересовать. Неважно, что там внизу, когда влетаешь в горизонт пулей. Очень быстро все происходит. Воображаемая линия вертясь и качаясь стремительно сводится в линию, где парус надо бросать. Все, надо его кидать, под ногами вода уже совсем светлая. Все… Бах- парус об воду, хлоп в воду спиной.

Парус мне отнести помогли, а доску я понес в стойку сам. И тут случился еще один небольшой инцидент. Навстречу мне шел волчара, исписанный тату, как полоса газеты «ищу работу» вакансиями менеджеров по продажам. На голове он небрежно нес по ветру восьмиметровку, а глаза его глядели, как и положено, куда-то за горизонт. Но он сфокусировался на счастливом идиоте, волочившем навстречу свои учебные двести литров. Мы расходились в двух метрах, и он по доске и моему глупому виду, конечно, сразу все понял. Но не поленился сделать пару шагов влево. И хлопнул меня рукой в перчатке по плечу – давай мол, брат.

Тут надо бы приложить фото, но его нет. Я был один. Могу сфотографировать собственные лапы на которых красуются мозоли. И это не от того, отчего вы сейчас подумали, пошляки. Так бывает, если не возьмешь перчатки. Море и гик стирают за час ладони в хлам. Вот вам обещанное второе знание, которое тоже абсолютно никому не нужно. И опять, заметьте даром.