Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Сыр выпал

Большое, как известно, видится на расстоянии. О том, какие изменения произошли на российском продуктовом рынке мы конечно знаем не по наслышке, поскольку  необходимость чем то наполнять холодильник никто не отменял. Но острота впечатлений от довольно сильно изменившегося ассортимента качества и цен, сглаживается их повседневностью. Мы постепенно привыкли к отсутствию любимого и вкусного.

Остроту впечатлений мне неожиданно вернула моя подруга. Она из тех русских, что сумела  купить недвижимость в Чехии, потом переехала туда и в результате не была в России больше двух лет. Жительница благополучной в продуктовом смысле Европы конечно кое-что слышала о российских политических амбициях и решительных отказах от всего вкусного и полезного, поэтому явилась не с пустыми руками. Зная мою любовь к хорошим сырам, подруга захватила в подарок так называемую« сырную тарелку», в состав которой входили забытый в России пармезан, незабываемая камбазолла и много еще чего такого, о чем нам, увы, теперь приходится только мечтать.

Вручение ценного подарка и его дегустация состоялись, но были отчасти испорчены дерзкими выпадами иностранки по поводу ассортимента продуктов и цен в наших супермаркетах.  Понятно, что у нее в памяти до сих пор  лосось по 350 рублей кило, а сыр за 600 запечатлен как мотовство и роскошь. Но самое главное, сказала она, большая любительница вкусной и полезной еды, - вся российская  магазинная еда стала дико невкусной. И даже в дорогих магазинах невкусно, только дорого.

 С оценкой эмигранткой российского продуктового рынка пришлось согласиться. Купленный мной  накануне в «Азбуке вкуса» за большие деньги кусок тунисского бри оказался невнятной биомассой. Хотя, возможно, и молочного происхождения. Извлеченный в процессе беседы убыточный продукт страны, не вошедшей в санкционный список, со  всей очевидностью являл собой результат заботы политиков о качестве жизни населения.

Пришлось, увы, согласиться и с тем, что качество продуктов в магазинах стало стремительно падать два года назад, после запрета на западный импорт. Здесь конечно можно говорить очень о многом, но я сосредоточусь на сыре, это мое.
Насколько мне известно, российские сыроделы, видя очевидную безнадежность ситуации с импортом,  разделились на две ветви. Крохотная веточка стала экспериментировать на маленьких сыроварнях, хватаясь за голову при виде того, что получается из молока коровы, которую неправильно кормили.

Большая ветвь научилась лепить сыр из любого молока и дешевого пальмового масла. Еще одна часть бизнеса успешно освоила ввоз санкционки через дружественные нам Беларусь и Казахстан. С документами у этой продукции,  как правило, все в порядке. А вот с качеством вполне понятные проблемы, поскольку ответ на вопрос о том, где это закупалось и как везлось, ведом только пышущим здоровьем контролерам на границе.

 Наши благодетели, радеющие о здоровье народном, верхним чутьем  ухватили проблему и ответили на вызов. Сверху посыпались законодательные предложения одного другого жутче.  Многострадальное пальмовое масло, которое, заметим, нормально используется во всем мире не только в производстве сыра, а в кондитерке, парфюмерии и еще много где еще объявили персоной нон грата.  Заездили по российским дорогам мобильные группы ФТС, хватая фуры с сомнительными на их взгляд документами о происхождении груза. В российских портах,  контролирующие импорт ведомства, начали азартную охоту за происхождением ввозимого импорта с таким усердием, что даже ко многому привычные  импортеры теперь крепко подумают, прежде чем украсить своей подписью контракт на ввоз вполне разрешенных групп товаров.

Однако все эти молодецкие игры мало что дали российским любителям сыра  В итоге. доля фальсификата в российской молочной продукции в минувшем году достигала половины,  признал на прошлой неделе глава Россельхознадзора Сергей Данкверт. В целом же по стране количество фальсификата составило 11%. По его словам, настолько масштабные нарушения наблюдались лишь в некоторых категориях.  Признание главы Россельхознадзора разумеется просто очередное лукавство чиновника.  Истинные масштабы проблемы любителей этого продукта недавно озвучил один из видных российских производителей сыров. Я приведу его слова дословно.

«Сыр, одна из самых сложных категорий, и не только в России. На страны ЕС приходится 50% мирового производства сыра. Еще 25% выпускают США и 5% приходится на Канаду и Австралию. Поэтому выполнить импортозамещение французских, итальянских и других. сыров из ЕС невозможно. Это очень сложное производство, достаточно учесть, что производители сыра в ЕС принимают молоко по 30 параметрам.

Производить сыр, который вполне конкурентоспособен, можно в Прибалтике, потому, что что там есть сырьевая база. Фермерские хозяйства там сохранились с дореволюционных времен. Там не было коллективизации. Сохранились традиции, сохранились потомственные фермеры. У нас этих фермеров, как вы знаете, в свое время посылали в Сибирь.

 Поэтому мы наблюдаем следующий феномен. Производство молока сейчас — колоссально прибыльный бизнес с рентабельностью примерно 40%. Для сравнения: рентабельность его переработки (включая и производство сыра) — не более 10-15%. И тем не менее, новых проектов в сфере производства молока очень мало. Поэтому найти квалифицированные кадры для производства молока крайне сложно. Процесс этот, конечно, движется, но очень медленно».

Вот так. Нет в России ни толкового производства, ни сырьевой базы, да и  с самим сырьем дела обстоят неважно. А вот чиновников, которым плевать на то, чем оборачиваются их инициативы, в перерасчете на единицу одного толкового производителя товара, более чем достаточно. Можно конечно было бы привести эту аргументацию подруге. Но представляется, что ей нет до этого дела, поскольку потребителя интересует нужный ему продукт, а не соображения, почему его нет.

Подруга, позлорадствовав, упорхнула. Осадочек у меня  конечно остался. В основном он в том, что почему-то именно в России считается, что качество можно повысить, если усилить контроль, повысить пошлины на пальмовое масло, или ввести новую моду в области сертификации товара.

 Боюсь, что это ничего не даст, кроме роста благосостояния контролеров. Потому что причина нынешнего положения не в том, что контролеров не хватает или,  что пошлины высоки, а в том, что больше нет  конкуренции с Западом, на фоне отсутствия  возможности внедрять западные технологии.

И пока эмбарго не будет снято, у нас в магазинах будет то, что есть.  То есть невкусно и дорого.  И не говорите только, что отменить эмбарго невозможно. Все возможно, если прекратить бубнить мантру об укреплении отечественного производителя на фоне тотального контроля за бумажками и сертификатами. Эта попытка ничего не укрепила, а многих  просто развратила, превратив в халтурщиков. Разврат пора прекращать.

И, кстати, сырная тарелка у меня заканчивается.

Виш

Вх № 501/5717-р от 31.12.20.15
Уважаемый ДМ.
Прекратите валить на меня неприятности в промышленных масштабах. Если Вы считаете ваши действия подарками, то должен Вам сообщить, что мы не совпадаем в оценке ваших поступков.
Сообщаю также, что я намерен и впредь самостоятельно решать свои проблемы и ваше участие в них (так называемые подарки к НГ ) считаю излишним.
В случае отказа рассмотреть мое письмо, должен сообщить что наведаюсь в к Вам в великий устюг, или где Вы там.  И живые позавидуют мертвым. Для разъяснения возникших между нами противоречий.
Подпись разборчива.

Не верьте прогнозам

На улице ветер ломает деревья. Позвонила знакомая кайтерша из Тарховки  и сообщила, что на заливе настоящий ураган. На воду не все выходят. Страшновато. Правда к утру, согласно прогнозу, должно стухнуть. А  вот мы и посмотрим. Настроение даже хорошее, чего не было уж пол года наверное.
Это наверное от того, что дома наведен полный порядок, полы намыты, стирка достирывает любимую футболку. А машина начала заводиться, я проверял.
Ну а если все состоится то вечером ждет меня наконец то  ждет еше один, надеюсь приятный сюрприз.

Магазин

Магазин у нас чудной. Не так уж много в городе осталось мест, на кривоватых просторах которых, каждый метр плотно занят торговлей. Видимо я в душе гопник, вот мне и нравится, когда в одном углу прилавок с колбасой, а в двух шагах от него вывешены носки и всякая бабская ерундень в прозрачных коробочках. А тут рукой подать - и вот тебе уже ремонт телефонов. Кстати аптека тоже тут же, и прямо в ней можно купить диск с ворованным фильмом, а если повезет, то и что-нибудь еще.
Например, появится вдруг тебе свежая корюшка, хотя вроде не сезон. Или вот еще купил я там как-то чудный ножик, который уже десять лет режет все на свете.
Магазин наш непредсказуем, может, поэтому я и люблю в нем бывать. А потом это удобно - пять минут винтом вниз по лестнице, за угол - и ты уже в винном, где мне всегда дают товар в долг. Это то удобство уж каждый поймет.
А еще магазин хорош тем, что он старый. Сколько я себя помню, он всегда тут был. Желтоватый кафель его стен впитал в себя воспоминания о горах ящиков с картошкой, пирамидах бочек с томатной пастой и кислой капустой. Километры проданной здесь колбасы побратались с литрами селедочного рассола и навек помирились с отданными за них ворохами мятых рублей и трешек.
Магазин все помнит.
И нет ничего удивительного в том, что иногда под этими бетонными небесами мне встречается видение семилетнего мальчика. Мальчик напуган своей ролью, и тем, что ему предстоит сделать. А предстоит ему почти невыполнимое - купить у посторонних ему людей картошки и унести добытое в дом.
-Пять кило картошки, - говорит он, обмирая от возможного отказа мужику, который заведует адским конвейером по доставке этого добра из замороченных подвалов. Эти слова в круге первом адского ритуала производят все же свое действие, и мальчик получает клок желтой бумаги с росчерком, смысл которого непонятен никому.
-Пять кило картошки - разжимает кулак самое несчастное в этом мире создание в круге втором, и серебряные деньги звенят целую вечность, прыгая на обгрызенном блюдце кассы.
Маленький клоун обреченно бредет на самую середину арены, залитую светом прожекторов всего мира. Сейчас он произнесет свою насмерть заученную фразу и обмиряя ждет, что мир багровых рож, набитых сумок и великанов в болоньевых плащах взорвется обидным хохотом в ответ на его идиотское:
-Пять кило картошки-
Это он заучил по дороге сюда, и он произносит ненавидимое. Слова заглушает грохот конвейера и пять кило самой простой на свете грязи и гнили сыпется, выскакивая из подставленной им синей веревочной сетки.
А я смотрю, как он уходит, стоя у винной стойки и безжалостно делаю ему вслед
рокнрольную козу.
-Чпок,- говорит этот мыльный пузырь, напарываясь на растопыренные пальцы, и радужные его оболочки сползают по стенам, помнящего все на свете дома.
И тут сразу включаются свет и звук, данные нам в понимаемом всеми формате. Засветилась немедленно в окне ядовитого цвета реклама неведомого банка, затренькала словесная муть, галопом скачущих в эфире диджеев нашего бля радио, заорала сигнализацией кем то обиженная машина.
А прямо передо мной открылись приветливые ворота в круг третий. В дверях стояло нахлобученное и неопрятное существо, на которое напялили корпоративно синюю униформу
-Тебе что, как всегда,- спрашивает синий халат, подхитривая меня тусклыми глазами. И выполняет давний наш ритуал, не дожидаясь ответа.
-Да, как всегда-, зло и привычно плюю я своим ответом на весь белый свет с его мигалками, банками и рекламой во всех видах.
Магазин запомнит и это