Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

Нечистая сила

В переходе метро, где я бываю два раза в день,  взяла за моду появляться бомжиха. Располагается она обычно неаккуратной кучей рядом с ларьком театральной кассы. Людской поток при ее виде ведет себя адекватно - люди автоматически выписывают дугу и на лицах их написано желание уберечь свою карму от возможных повреждений.

Я тоже вел себя разумным образом, пока не заинтересовался грядущим концертом Сукачева, что в ларьке этом уж вывешен.

Пока я глядел в афишу, прикидывая, сообразил, что старуха комментирует прохожих. Так бегущей  белокурой молодице было сказано вялым и испачканым ртом, что  антона  ей не будет, а будет вадик и с ребенком. Парням, идущим веселой гопой с телефонами во всех местах,  неряшливый и дурнопахнущий тюк сообщил, что мама болеет.

Я отклеился от гарика и приблизился, холодея заранее.

- Ну, выдавил я.

Разобрал только, - будет тебе, ферт, будет. А может фарт. Дальше  я вообще не понял. "То-ли тебе понравиться. то-ли не понравиться". Я уже собирался откланяться, как услышал в спину
-соня ты, соня
Сердце сразу  застучало бешено, и потом пришлось долго курить на улице, отдыхая как после драки. Откуда она, блин знает...

Я не первый раз сталкиваюсь с людьми, которые немножко не люди. И каждый раз мне страшновато не от их неведомых умений, а от осознания масштабов того, как это делается.
Прикинув механизм этой работы и потребной для это силы, невольно ужаснешься

Кое-что бесплатно



Это все ерунда насчет того, что ее нельзя задеть.Не знаю, зачем она  часто повторяет о том, что мелкие и безмозглые окружающие вызывают  своими промахами скорее досаду, а не адский пламень. Хотя, пожалуй, знаю. Это официальная позиция божества, которая всем хороша, кроме того, что она как и всякий пиар, мало имеет общего с правдой.
Давеча вот земная копия этого небесного оригинала приметила на кухне набрызганную на полу воду. Раздался небольшой ядерный взрыв. Умудренные опытом  предыдущих Хиросим домашние, умело завернулись в чистые простыни и, не создавая лишней паники, поползли на кладбища. А я не успел и все мои пять органов чувств были травмированы одновременно.
В результате полученной мощной ударной волны, световой вспышки и дозы жесткого излучения, от которого воздух еще долго звенел и потрескивал, я  стремительно мутировал и приобрел еще и шестое – ангельское терпение. Хотя может тут и не в радиации дело.
Всякий взыскующий любви земного божества  награждается этим  бонусом от хитрого мироздания бесплатно. Достаточно поглядеть в глаза олуха, болтающегося часами в одиночестве с нелепым букетом, чтобы в этом убедиться.

Попробуй

 Такая черная яма, представьте. Нет ни верха ни низа, ни краев.  А на обрыве стоят сценарист, режиссер и художник, актриса. (Р,С Х А)

Причем все трое трезвые и насчет белой дорожки тоже никак. Четвертая вообще не в игре Ага. Сразу поплыла картинка, поплыла.  Типа того, что так не бывает.

А вот, гляньте..

Р   - Я здесь ничего не вижу. Я здесь тебя не вижу, себя не вижу. Объясните мне, зачем я здесь. Зачем тут вы.

Картинка остается темной, но в ней прожгли дыру, из которой точкой немножко есть свет

Х – Надо писать плотно, точно надо писать.  Вот, допустим верх мира,  и он белый. Его надо сделать черным. Тогда на этом ясном фоне появятся символы цвета.

Края сцены становятся ощутимыми. Виден задник, который темнее кулис

С – Писать надо словами, это символы  понятные всем. Я сейчас скажу слово, и оно будет…

Р,Х - хором  - Гадинасукаблядь. Дай, я  убью его.  Нет,  оставь,  его убью я.  

Неумело возясь, душат. Сценарист умирает, отставляя им на прощанье слово,

- Попробуй. 

Между тем, сцена разъясняется. На ней становятся ощутимыми отдельно стоящие предметы, Свет постепенно заливает ее и отделяет происходящий на ней  от небытия. Вот уж чорным столбом стоят кулисы, которые поддерживает алый задник. А тот залит нестерпимым электрическим светом, бросающим жестокие и быстрые зайцы в зал. В них появляется актриса. 

Р, Х -  Зачем она здесь. Ведь это мерзко.  И, это в созданном нам зале.-

Ну, детка , хуй с тобой, неси,  И текста нет, сама попробуй. 

А. -  Смущаясь сначала, но голос ее начинает звенеть, становится ниже,  ниже,  срывается в хрип на дерзкой ноте: 

- Попробуй сам.  Ведь ты уже  вкусил от света и от тьмы.  И послевкусее познал. Но знаю я , что в том нет света, как нет его в  незнании твоем.  И так же ты судить решил, коль страха нет перед неправедным твоим решеньем. 

Сценарист с того света – Браво ! 

Сцена вдруг  наполняется неведомыми людьми, движения которых ее переполняют. Безжалостный электрический  свет хлынул в толпу, и людей, которые,  не разделяя зал и сцену, бросается друг другу в объятья, совокупляются и корчатся в бесконечных оргазмах. 

Р -  Стоп. Сцена окончена. Окончена сцена, блядь я сказал. Стоять, сука. 

Сценарист с того света – Расхлебывай. Ты в  тексте  мне не дал поставить точку. 

 

Кто я

Все началось с любви к супчику из белых грибов, а закончилось ответом на вопрос, волнующим любого интеллигента. Кстати триединая версия важнейших для рефлексирующей личности тем, сформулированная в анекдоте лишь скользит по поверхности и безнадежно отстает от жизни.
То есть кто виноват - практически ясно. Что делать - вообще не вопрос. Где мои очки- актуально, остро, но, увы суетно и как то визгливо.
Главный вопрос, на который я получил ответ, звучит ниже ноты до.
Кто я?
Это серьезно. Это надо произносить оттягивающим в хрип, шатающимся басом. И конечно же не получать ответа. Вешатся, воскресать, и задавать его снова бессчетно, и дорого платить за каждую каплю информации.
А я получил ответ даром. Кстати, я и вообще ничего не спрашивал. Мне просто ответили. Вот к чему в итоге приводит любовь к белым грибам.
Есть такая примета. Если чем–то торгуют на дороге, то где-то близко этого добра навалом, причем совершенно даром. На обочинах дорог, по которым я стремился к истине торговали белыми грибами. И конечно я не выдержал, как всякий влюбленный. И ноги мои принесли тело к предметам моей страсти. Ими торговала кучка придорожных оборванок.
Где? спросил я ту, что выглядела помилей.
Мне ответили в рифму.
Я не стал плакать, стиснул зубы и понял, что путь мой лежит в самые ебеня. Заветные эти места, поросшие сосной и мхом есть у каждого, кто ищет свой собственный путь к удаче.
Когда я доехал уже серело. И вообще было жутковато. От оживленной грунтовки, по которой раз в сутки проходит автобус, я еще час месил грязь откровенно первобытной лесной дороги. Лес молчал, и я вошел в это молчание и блуждал, путаясь в запахах и бледном отсвете, уходящего спать неба. А белые грибы были. Коричневые днем шляпки казались сейчас черными на белом мху, и я набивал добычей переметную суму, которая все тяжелела и вдруг сказала мне
- Хватит жадничать.
Я послушался умной вещи и поворотил промокшие оглобли.
Все случилось, когда я подходил к машине, предвкушая как залезу в уютное тепло и мои стремительные кони понесут меня прочь, от всей этой лесной нечисти.
Косолапая тень шла, не разбирая дороги, прямо на меня. Дело мое стало плохо, а единственным дружком остался нож на поясе. Тень чмокнула грязью, нож прыгнул мне в руку, и оставалось еще два счета, чтобы успеть оглядеться, потому что, тени в одиночку не ходят.
-Ябааать! Сказала нечисть радостно, да ты ж на технике!
- Ну! Ответил я грозно, все еще прикидывая, куда и чем лягнуть гада.
Он оказался словоохотлив.
-Хуя прикинь, съездил с хуилой на рыбалку. Толик меня зовут. Хуйнул, мерин актированный жигуль в лужу, дак, чо со стакана то. Блядь, выручай мужик, с утра жопы то в мыле.
-Где лужа, спросил я, поняв, что еще поживу.
Лужа оказалась недалеко. В эпицентре торчала ветхая шестера, а берега были изрыты следами бурной деятельности потерпевших кораблекрушение. Актированный мерин, покрытый нечистотами растительного происхождения, встретил нас радостным мычанием. Сделать, что-либо более осмысленное он явно не мог.
Через пять минут я подкатил свою серебристую задницу к неприветливым берегам. Толик, как киногерой,с тросом в руке прыгнул в черную жидкость и принялся ловить в мутной воде. Дело его, судя по долетавшим до меня междометиям, было не из простых.
-Как вяжешь?! Командовал я с берега.
-Маме своей на жопе так завяжи.
Бурно дышащий Толик извлекся на поверхность и сунул мне грязный трос. Я в три движения завязал его фирменным морским узлом и прыгнул за руль. Был включен демультипликатор, пониженная, и блокировка моста. Двигатель рыкнул, и облепленная грязью морковка вылетела из грядки, где пыталась пустить корни.
Настал момент истины. Суровая мужская дружба, прошедшая испытания в луже вспыхнула прямо на глазах. Мы пожали плоды труда своего. Грязные руки мы пожали тоже.
И вот тут я узнал, кто я такой на самом деле.
-Охуенный ты мужик, сказал Толик просто.
И этот важнейший вопрос взаимодействия сознания и окружающего мира перестал меня беспокоить